В таких случаях, как тот, о котором речь пойдет ниже, обычно говорят: награда нашла своего героя. На этот раз награде потребовалось 20 долгих лет (21, если быть более точным) – соответствующие документы попросту затерялись в недрах оборонного ведомства. Наш земляк, отважный парень и доблестный солдат Виталий Зейбель погиб 1 января 1995 года в городе Грозном, отдавая долг Родине и восстанавливая конституционный порядок в Чеченской Республике, за что был награжден орденом Мужества посмертно. Благодаря усилиям неравнодушных людей справедливость была восстановлена, и 17 февраля текущего года увидел свет президентский указ о награждении. Два месяца спустя, 11 апреля, заслуженную награду в торжественной обстановке вручили отцу героя Василию Зейбелю.

Семья Зейбель укладывается в мудрое речение Льва Толстого о семьях счастливых и несчастных, с той лишь разницей, что и счастлива, и несчастна она была по-своему. А счастье было, конечно. Вот в 1975 году у главы семейства Василия Яковлевича Зейбеля родился сын Виталий. До ухода Виталика в армию семья жила в поселке Южном. Виталик учился в школе, и хоть и не был в числе первых учеников, терпением и упорством брал свое. Дни шли своим чередом, а жизнь в семье Зейбелей текла спокойно и благополучно, по справедливости и без придирок. Потому и воинская служба воспринималась в этом доме как явление само собой разумеющееся. Просто мужчина должен идти в армию, и конец полемике. Службу Виталик нес достойно. Когда их полк направили в Чечню, 1 января 1995 года, штурмуя вокзал в Грозном, рота рядового Виталия Зейбеля попала в засаду.

– Ребята, что остались в живых, рассказали потом, что пытались прорваться на двух БТРах. В первом – ребята проскочили, а второй БТР подбили. В первой машине выйти из окружения удалось его другу Мише из Оренбургской области. Когда я приехал навестить его в больницу, он сказал мне: «Дядя Вася, я с вашим Виталиком очень хорошо дружил в армии. Он отличный парень. Так получилось, что мы в разных БТРах оказались. Если бы вы только знали, – сказал он мне, – мы были в аду: все горело, отовсюду стреляли и бомбили. Мы не знали, куда нам деться. Мы пытались проскочить и проскочили, а второй БТР остался». Все ребята сгорели заживо…

Но это станет известно после, а пока достоверных и объективных новостей с фронта не поступало. Что стало с Виталием, жив ли он, нет ли – на эти вопросы ответов не было. Полтора года в неведении.

– Его из армии ждала девушка Татьяна. Она к нам как-то прибежала домой с газетой и говорит: «Дядя Вася, наш Виталик без вести пропал в Чечне», – рассказывает отец рядового Зейбеля. – Это было в марте 1996 года. Тогда я впервые от нее об этом узнал, что он пропавший без вести. Моему младшему сыну, который сейчас здесь, было тогда девять месяцев, но я собрался и поехал в Чечню.

В Чечне Василий Яковлевич провел четыре долгих месяца. Четыре месяца поисков, не прерываемых ни на минуту. Виталик был уже мертв, но надежда, запалившая отцовское сердце, она была еще жива. Поиски решено было начать с Моздока.

– В Моздоке я пробыл 14 дней. И ФСК (Федеральная служба контрразведки, ныне ФСБ), которая там находилась, выдала мне документ. Там было указано, что отец ищет сына, и была приписка: все виды транспорта предоставлять бесплатно. И так оно и было – я предъявлял справку и перемещался бесплатно, – делится воспоминаниями Василий Зейбель. – Эта справка мне помогла. Больше мне никто не помогал. Я везде был один. И когда я был в Ханкале, меня не хотели пропускать – там минировались дороги и продолжались обстрелы. Я начал даже говорить на повышенных тонах: «Вы не имеете права меня не пускать, я у вас в списках не числюсь, я у вас никто, я приехал искать ребенка, дайте мне его найти». Они посадили меня на БТР. В Ханкале я пробыл более двух недель. Когда БТР шел в роту или на батарею, мне говорили, иди на перекресток, там будет БТР, махни ему рукой, и они уже будут знать, что это ты. Так я и искал Виталика, по батареям, по ротам.

Тщетно. Полностью седым вернулся Василий Яковлевич из Чечни. Разве мог он – воркутинский шахтер, знать, что по окончании вооруженных столкновений все тела погибших были забраны с поля боя и отправлены в лабораторию в Ростове-на-Дону?

– После того, как приехал домой, в Воркуту, мне пришло письмо – приезжайте на опознание. Брали у меня образец ДНК, проводили исследование. И вот под номером 82 значился Виталик, – Василий Яковлевич замолкает, чтобы продолжить после паузы: – А что я привез домой? Не было тела у него. Один лишь скелет. Я даже и не знаю, поверьте мне, он там лежит или нет. Потому что, сами понимаете, обличия не было… Похоронили мы его в цинковом гробу. В неприметной могилке на воркутинском кладбище. И сотни, тысячи людей, проходя мимо скромной ограды, с не менее скромным памятником и не обращали внимания на табличку с надписью: Виталий Васильевич Зейбель, 01.11.1975–01.01.1995. Однако мы не только помним, пока живы, но и живы, пока помним. И нашлись те, кто готов был поднять брошенное было знамя памяти и нести его дальше.

– Перед армией Виталик учился в вечерней школе, и Марианна Леонидовна (Ворончихина, СОШ № 23) очень хорошо его знала. Когда узнала, что он не вернулся, с этого все и началось. «Василий Яковлевич, – сказала она мне, – принесите все документы: где и как он погиб, где служил, в какие годы». Я им принес все. Они сначала изготовили памятную доску с фотографиями. Из дерева, не из мрамора. Потом и мраморную доску сделали, которая на первой школе сейчас висит. Я им очень благодарен.

Более того, ученики, родители и педагоги из 23-й школы провели благотворительную ярмарку и, совместными усилиями собрав более 33 тысяч рублей, установили на могиле Виталия Зейбеля памятник, достойный его прямой и светлой жизни, его героической и мужественной гибели. Виталий погиб в 1995-м, похоронен в 1999-м, а награжден в 2016-м. История награждения достойна отдельного упоминания. Документы было потерялись, и никто не знал, что Виталик представлен к высокой награде. Однако совершенно неожиданно в адрес СОШ № 23 пришло письмо из Самары, согласно которому, рядовому Виталию Зейбелю полагался орден Мужества, посмертно. Отец, друзья, педагоги – все неравнодушные люди начали сбор документов. За помощью обратились в военкомат и в совет ветеранов. Плодом совместных усилий стал Указ президента Российской Федерации Владимира Путина от 17 февраля 2016 года № 66, согласно которому за проявленную отвагу и доблесть Виталий награждается орденом Мужества, посмертно.

Спустя полтора месяца награда прибыла в Воркуту, и 11 апреля в актовом зале СОШ № 23 историческая справедливость восторжествовала – под бурные и нестихающие овации отец героя получил награду сына из рук первых лиц города.

В переполненном зале присутствовали работники управления образования, члены Союза ветеранов боевых действий, представители военного комиссариата – в общем, все те, кто приложил руку к этому событию. Подавляющее же число мест было занято детьми, кадетами по большей части, для которых вручение ордена Мужества стало заодно и уроком мужества.

Почтив память Виталия минутой молчания, отцу героя дали слово. Он много благодарил присутствующих. Говорил тихо, без микрофона. В конце выступления сказал, что орден этот хотел бы отдать школе, потому что «он будет дома лежать, а я буду только мучиться».

– Я горжусь им, конечно. Кто же мог знать, что так получится, что он не вернется? Ребят очень много погибло, молодых. И в Афганистане, и в Чечне. Они же были сами еще дети, – заключил Василий Зейбель, отвечая на вопросы журналистов. – Очень обидно, что этот орден вручен ему посмертно. Живым он был бы, был бы он живым, и вот так вот ему бы этот орден вручали…

 

Артем Орлов
Фото: Елена Царанова
ЗАПОЛЯРКА-онлайн.рф

 
Распечатать   1 612 просмотров