Это будет удивительный рассказ, невероятный и даже фантастический, но все же наполненный реальными людьми и событиями, осуществленными несмотря ни на что. Владимир Иванович Даль в своем великом словаре писал: «Мечтать –  играть воображением, думать о несбыточном». Как только Михаил Ермаков с семьей отталкивался от воркутинского берега, события последующих нескольких недель или месяцев переставали быть мечтанием, но становились неподражаемой явью.

Михаил Александрович Ермаков родился 10 марта 1938 года на хуторе Титов в Ростовской области. Он был седьмым, но не последним ребенком в своей семье. То, что Михаил вырос на берегу большой красивой реки, стало главным в формировании ее мужских пристрастий и увлечений. Еще мальчишкой Миша в первый раз взял в руки весла и в подростковом возрасте построил свою первую лодочку, путешествуя окрест родных и знакомых мест.

В 1951 году ему посчастливилось стать «сыном полка» в воинской части, где служил один из его старших братьев, который был призван в армию за два года до этого. Там он окончил семилетку, получил первые навыки сапожного и швейного дела и на два года раньше многих получил водительские права.

Военную службу в свои годы Михаил Ермаков проходил в Румынии. После вывода советских войск из этой придунайской страны он заканчивал службу в Чернигове, был агитатором подразделения. Не раз приходилось Михаилу выступать перед своими однополчанами с беседой «Путь демобилизующегося воина». Изучая на карте регионы Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока, активно обживаемые в эту пору, он вряд ли тогда мог представить, что судьба приведет его в Заполярье. Хотя, нет. Михаил Ермаков мог…

В 1962 году Михаил Александ­рович оказался в Воркуте, сагитировав уже сам себя. Здесь он познакомился со своей будущей женой – Евгенией Макаровной, с которой воспитал и вырастил двух сыновей. Но жажда путешествий, воспринятая в детстве на берегу величавого Дона, не оставила Михаила, а скорее всего, только укрепилась в нашем заполярном краю, в котором «и север затягивает», и «жаждой странствий» дышит каждый взгорок.

Со временем у него появляется та самая мечта, которая стала цент­ром приложения его сил, эпицент­ром нашего внимания к его личности. Михаил стал мечтать о постройке яхты. Не простой лодки, но настоящего судна, на котором бы можно было уплыть из Воркуты. Не уехать на поезде, не улететь на самолете, а именно уплыть на собственном судне. Для исполнения мечты необходимы были… время и деньги.

Работа в такси на первых порах вроде бы обнадежила наличием средств и времени, но потом безжалостно поглотила свободное время. И только труд сапожника – ремесло, которое довелось освоить Михаилу, предоставило желанный дефицит – время.

Сыновья – Андрей и Александр росли, перенимая это удивительное стремление к неизведанному. Свое первое путешествие с отцом они совершили еще в юношеском возрасте, в 1979 году, пройдя на байдарке от Воркуты до города Печоры. Дальше – больше, мальчишки заболели путешествиями. Они уже сами могли на уроках рассказывать о том, что видели и знали первопроходцы и исследователи северных земель.

Все свои суда Михаил Александ­рович строил сам, как писали до революции – фирмой «М. А. Ермаков и сыновья». Журнал «Катера и яхты» стал настольной книгой этой невероятной и увлеченной семьи.

Второе и самое насыщенное путешествие состоялось летом 1982 года. Больше полутора лет строили судно в гараже отца, который располагался неподалеку от Воркутинского механического завода. Уплыть они решили, спустившись по Воркуте в Усу, затем в Печору. Дойдя до ее верхов, перетащить судно в одну из рек бассейна Каспийского моря. А дальше по Каме в Волгу и Дон, а затем в Азовское море. Пишу, а у самого дух захватывает!

Последние четыреста лет этим путем из «коми» в «греки» ходили единицы. В этом путешествии им довелось воспользоваться старинным волоком, который в течение нескольких веков устраивали в районе села Якша Троицко-Печорского района Республики Коми чердынские купцы. Такое вот фантастическое переплетение истории с географией. И тогда, и сейчас это путешествие – яркий пример человеческой воли, силы духа, которые вели вперед команды С. Дежнева, братьев Лапатевых,
В. Беринга, А. Брусилова, К. Седова А. Колчака и многих других смелых русских путешественников. Наверное, их вела вперед и фамилия. Ермаков, Ермак – это не какой-то там Тютюнкевич.

Яхту Ермакову построить не удалось. Это судно не смогло бы пройти мелководным фарватером реки Воркуты. А вот швертбот с его убирающимся килем оказался в самый раз. Построив, отправились в путь. Михаил Александрович – капитан, жена – кок, сыновья – матросы. Когда доводится сегодня рассказывать эту историю представительницам слабой половины, они в один голос говорят: «С женой и с детьми, одни, на лодке! Ненормальные!..». На Зил-157 товарищи Михаила Александровича помогли ему доставить судно к реке Воркуте в район поселка Южного.

Яркие и удивительные впечатления подарило всем им это путешествие. Все самое интересное фиксировали на фотопленку. Шутка ли, путешественники прошли по рекам с севера на юг, все восточно-европейское плато, пре­одолев около 5 тысяч километров. Очень памятным стало для всей семьи посещение единственной в республике лосефермы в селе Якша. Невероятным, по меркам местных жителей Якши, стал сам факт прибытия в верховья Печоры этого судна и перспектива его дальнейшего путешествия в Каму и Волгу.

Ермаков нашел грузовик ГАЗ-66. На руках с помощью местных мужчин судно было погружено в кузов и перевезено в соседнюю крохотную речку Березовку. Три дня они чуть не по дну, разбирая завалы из упавших деревьев, пробирались по этой крохотной реке.

Вот как Александр Ермаков вспоминает сейчас этот этап путешествия: «Когда проходили Березовку, три дня не видели ни одной души. Зато непуганое зверье часто появлялось на берегу. Олени пили воду, провожая наш тихоход равнодушными взглядами. Мы ловили на удочки жирных окуней. Лодка была обвешана сушеными грибами, как новогодняя елка».

После Березовки отважные путешественники вошли в Чусовское озеро, затем были пройдены реки Вишерка, Колва, Вишера, Кама и, наконец, Волга. Это путешествие было самым продолжительным. Началось в первых числах июня, а закончилось в начале августа.

Так дошли до Волгограда. Пишу, а сам не могу представить тот фейерверк эмоций, что должен был испытывать все время пути и сам Михаил Александрович, и вся его команда.

В Волгограде всеми правдами и неправдами они смогли погрузить свой изрядно потрепанный путешествием швертбот на борт самоходной баржи «Бежецк». На ней семья преодолела последний этап пути – прошла шлюзами Волго-Донского канала имени В. И. Ленина.

Несмотря на то, что швертбот был зарегистрирован, да и Михаил Александрович имел право на управление маломерным судном, проход через стратегический вод­ный объект стал последним и серьезным затруднением.

А потом было Цимлянское водохранилище и степенный красавец Дон, по которому семья шла уже под парусом своего собственного судна. Об этом их путешествии газета «Заполярье», что называется «по горячим следам», писала летом 1982 года. Сегодня эти удивительные судьбы и рассказы перекочевали из колонки «Твои люди, Заполярье» в рубрику «Воркута – город сильных».

Третье и самое, пожалуй, рискованное путешествие состоялось в 1991 году, после того как Анд­рей и Александр вернулись из армии. На новом судне, моторном боте «Воркута», Михаил Александрович с сыновьями прошел по Воркуте, Усе и Печоре до Нарьян-Мара в Печорскую губу.

В районе Ходоварихи во время шторма «Воркуту» выбросило на берег, затерев в пески, залив штормовой водой, как говорят братья, «под самый потолок».

Фотографии сохранили и этот эпизод их удивительной «робинзонады». Единственное, что порадовало всех, – богатый улов нельмы, семги, омуля и сига, которыми набили три пластиковых контейнера. Вот как об этом эпизоде сегодня рассказывает Андрей Ермаков: «Когда на Ходоварихе мы в шторм пытались уйти в море, волны нас закидывали обратно. В результате, цепляя дно винтом, мы погнули вал. Дошли до Нарьян-Мара своим ходом, но дальше ввверх по Печоре решили «поймать» буксир». «Поймать буксир», – такое может быть только в Заполярье.

В городе Печоре «Воркута» была погружена на железнодорожную платформу, на которой прибыла в Ярославль. Оттуда по Волге на борту сухогруза «Волго-Дон» бот был доставлен в родной Дон.

И даже сейчас маломерное судно Р-0735 с любимым и родным для нескольких поколений Ермаковых названием – «Воркута» своим острым форштевнем разбивает воды родной для Михаила Александровича реки. Реки, которая подарила ему эту яркую и красивую мечту, а его семье и всем нам необыкновенные путешествия и рассказы.

Слова благодарности я хочу выразить Виктору Ивановичу Дрозденко, ветерану Воркуты, который познакомил меня с этим семейством и их непревзойденными путешествиями.

 

Федор Колпаков
Фотографии из архива семьи Ермаковых (г. Семикаракорск)
ЗАПОЛЯРКА-онлайн.рф

 
Распечатать   2 330 просмотров