С самого начала подготовки материала о Юлии Николаевне Вознесенской было ясно – это будет непростой рассказ. Даже закрадывалась мысль – про нее ли рубрика «Воркута – город сильных»? Она пробыла в Воркуте чуть больше полугода, была в состоянии осужденного человека, надломленного эмоционально и физически. Но глубже знакомясь с ее биографией и творчеством, понимаю – да, эта рубрика для нее, про нее. И уже судьба этой слабой женщины, но сильного человека представляется эпической борьбой прибрежной скалы с накатывающимися волнами безбрежного океана. И эта скала, теряя камешки со своих склонов, все же остается неподвластна бушующей стихии.

Юлия Николаевна Тараповская (Вознесенская – это творческое имя писательницы) родилась 14 сентября 1940 года в Ленинграде. Получила образование в Ленинградском институте театра, музыки и кино. В годы «хрущевской оттепели» происходит ее решительное и окончательное обращение к творчеству. В 1966 году Вознесенская начала печататься. Проводила в своей комнате в ленинградской коммуналке литературные вечера, выставки художников-нонконформистов. Принимала самое активное участие в движении независимых художников, писателей и правозащитников.

Это был искренний, прямой и свободолюбивый характер, не допускающий ни какой лжи. А читая ее произведения – стихи и прозу понимаешь, что присутствие Бога было всегда реальным в ее жизни. Однако к вере она пришла далеко не сразу. Только в 1974 году приняла святое крещение. В самом конце декабря 1976 года Юлия Николаевна была осуждена на четыре года ссылки по статье 190 пункт 1 УК РСФСР за «распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советское государство и общественный строй». На суде она заявила: «…Я отвечаю за то, что каждое слово, вышедшее из-под моего пера – правда, одна только правда и только правда. Главный мой свидетель – Бог. Он мой главный защитник. И я вручаю свою судьбу не в руки суда, а в Его руки».

Для отбывания наказания она была отправлена в Воркуту. Она тоже ходила по нашим улицам. Почти каждый день бывала в здании городского почтамта, ждала писем от близких, с «воли». Получала не все…

Проведя в Заполярье чуть более полугода, она совершила побег, уехав в Ленинград на судебный процесс Ю. Рыбакова и О. Волкова. За этим последовал новый арест и лишение свободы в колонии сроком на два года.

Спустя некоторое время Юлия Николаевна оформит свои воспоминания о первом аресте и пребывании в Воркуте в виде рассказа «Записки из рукава». Это очень необычный рассказ о горожанах и нашем городе конца 1970-х годов. Автор увидела наш заполярный город практически на пике его развития, сохранила неоднозначный и личный взгляд на время, которое принято называть «золотым периодом Воркуты». Можно только догадываться, почему Воркуту и воркутинцев она запомнила такими.

«Воркутинцы почти все безобразно толсты («Эскимос греется изнутри пищей», – сказал один американский этнограф), очень богато и безвкусно одеты, начисто лишены грации и не развиты духовно. Но все они добры и спокойны, очень приветливы. Слово «ссыльная» их не пугает – они всякого нагляделись. В очередях и учреждениях не слышно скандалов, в автобусах никто не переругивается. Воркутинок хорошо кормят – видимо, в этом все и дело», – расскажет она со страниц журнала «Юность» только в 1991 году.

«Начали таять великолепные, огромные воркутинские сугробы, эти горы и пригорки, по которым так весело бегали дети и беспризорные собаки. И вдруг стало видно, что никакие это не сугробы, а просто гигантские помойки. Некоторые достигали второго этажа. Через несколько дней вновь ударил мороз, налетела метель. Снег опять запорошил помойки самым приятным для глаз образом. Теперь я уже знаю, что скрывается под этим пушистым снежком, и старательно обхожу все возвышенности. Но, увы, это почти невозможно, ибо невозмутимые воркутинцы протаптывают тропинки напрямик, по сугробам и по помойкам… В Воркуте нет ни одной церкви! Ни одной! … И все считают деньги! Каждый семилетний воркутинец знает, сколько стоит цветной телевизор!», – безапелляционно выдает Вознесенская, то с чем мы сегодня почти смирились, что стало для горожан нормой.

В 1980 году вместе с двумя сыновьями она эмигрирует в Германию. Там написала книги «Женский декамерон», «Звезда Чернобыль», «Письма о любви», работала на радиостанции «Свобода».

Заговорить вновь о ее творчестве заставили работы Юлии Вознесенской, которые она написала в 1996–2000 годах после смерти мужа. Для нашего читателя именно повести Юлии Николаевны открыли ранее не известный удивительный жанр «христианского фэнтези». Ее перу принадлежат множество книг: «Путь Кассандры», «Паломничество Ланцелота», «Юлианна, или Игра в киднеппинг», «Юлианна, или Опасные игры», «Жила-была старушка в зеленых башмаках…» и многие другие.

Ее повестью «Мои посмертные приключения» уже пятнадцать лет зачитываются и верующие и не верующие люди, открывая для себя красоту необыкновенного мира православия, спрашивая иногда после прочтения: «Что, ТАМ, все так и будет?» Не знаю, но верю…

Все о чем Юлия Николаевна написала в этой блестящей книге, стало для нее реальностью в 2 часа ночи 20 февраля 2015 года. В этот час в Берлине сердце яркой, острой и самобытной писательницы, доброй христианки Юлии Вознесенской остановилось.

Что-то меняется, и надеюсь, что к лучшему. Несколько дней назад остановленный мною семи-восьмилетний воркутинец так и не смог ответить на вопрос: «Сколько стоит «плазма»?». Может быть, надо было спросить про iPhone?

 

Федор Колпаков
Фото: Воркутинский музейно-выставочный центр
ЗАПОЛЯРКА-онлайн.рф

 
Распечатать   1 411 просмотров