Не успел цивилизованный мир прийти в себя после трагических известий из Туниса, как на смену им пришли скорбные новости из Египта – объектом агрессии религиозных фундаменталистов стал Синай. Армия страны приведена в полную боевую готовность, и по всему ясно, что страна, пусть и запоздало, готовится к новым нападениям. Неизвестно, насколько эффективными окажутся эти меры, однако они выглядят оправданными на фоне призыва исламистов: «активизировать террористическую деятельность в священный месяц Рамадан». О том, как не допустить развития подобного сценария событий на нашей земле, в чем кроются корни религиозного фундаментализма, а также о том, как жить в мире и согласии, мы говорили с духовным лидером мусульман Воркуты имам-хатыбом Махмудапанди Магомедовым.

– Махмудапанди Омарович, начать хотелось бы вот с чего. Деятельность экстремистов подобного толка – и я имею в виду не только Исламское государство – подрывает доверие людей к исламу и стирает границы между правоверными мусульманами и религиозными фундаменталистами. Разъясните, пожалуйста, где заканчивается религия и начинается кровавое мракобесие, ведущее к братоубийству?

– Если говорить о сущности этого явления и об отношении мусульман к нему, то хотелось бы сказать словами пророка Мухаммеда. В священном Коране написано: «О, Мухаммед! Ты ниспослан на землю, как милость для миров». Так гласит один из аятов. Он же не был ниспослан для того, чтобы убивать или причинять зло. Спросите любого, абсолютно любого мусульманина: мог бы ты убить человека? Все скажут: нет. Пытаясь доказать обратное, многие начинают цитировать аяты из священного Корана: «Убей неверного». Но при этом не читают ничего из того, что написано до и написано после этих слов. Берут отрывок без начала и конца, вырывая его из контекста. Таких цитат можно надергать и из Библии, и из Торы. Но зачем это делать? Надо поднимать весь контекст и тогда судить: что, зачем и как. При этом никто не цитирует следующий аят священного Корана: «Лишивший жизни одного человека подобен тому, как будто он лишил жизни все человечество». В исламе нельзя не то что убивать человека, даже обижать человека никак нельзя. Это прямо противоречит законам ислама, а законы ислама – это Коран, значит, это противоречит Корану, который мусульманин должен неукоснительно и без всяких сомнений выполнять.

– Вы полагаете, что корни фундаментализма лежат в иной сфере, нежели религия, то есть, в международной политике?

– Если мы говорим об ИГИЛ, уместно поставить вопрос так: кто создал эту группировку? Именно группировку, но никак не государство. В первую очередь, надо сказать, что она создана в Афганистане американцами. И теперь эта зараза распространяется везде, где есть интересы американцев, связанные, разумеется, с нефтью. Давайте вспомним, сколько мирного населения погибло в Ираке за год? Более полумиллиона человек. И кто все это затеял…. Возникает вопрос: озлобился ли народ Ирака после того, как было убито 500 тысяч человек? Большинство иракцев – мусульмане, поэтому вопрос можно ставить по-другому: озлобились ли мусульмане? Конечно! Афганистан, Иран, Ирак, Сирия, Ливия, Египет – чего они хотят? Беря во внимание все, сказанное выше, неудивительно, что часть мусульман озлобились и сгруппировались против агрессора. Другое дело, что к исламу это имеет самое опосредованное отношение. В писании сказано: «Лучше умереть тому, кто захочет взять колючку и уколоть человека». Настолько насилие противоречит исламу.

– Ядром экстремистской идеологии выступает понятие «джихада» – священной войны с неверными, «кафирами» или «гяурами». Поясните, пожалуйста, с точки зрения Корана, кто такие «кафиры» и что такое «джихад»?

– Джихад можно понимать и как священную войну, но объявить ее может только верховный муфтий и только тогда, когда он видит, что мусульман ущемляют во всех фундаментальных правах: забирают имущество, запрещают молиться и отправлять ритуалы, издеваются над семьей, отбирают жен и дочерей, и так далее. Малый джихад – это война; великий джихад, большой джихад – это тоже война, но со своим эго, со своим я, со своей безнравственностью. Вы выходите из дома на работу – это ваш джихад, вы сели в машину для того, чтобы отправиться в дальний путь – это ваш джихад, вы пошли на охоту, чтобы добыть пищу для семьи – это тоже ваш джихад.

– И, тем не менее, кого мусульмане понимают под неверными?

– Мы не можем называть кафирами людей Писания (люди Писания, арабское – Ахль аль-Китаб – собирательный термин, обозначающий последователей авраамических религий, как правило, христиан и иудаистов. – Прим. А. О.), мы называем их неправильно верующими – неверными. В свою очередь иудеи также называют всех, кто верует иначе, нежели они – неверными или гоями. Православные христиане тоже не зря называют себя православными – правильно славящими Бога, подразумевая при этом, что все остальные не очень правильно Его славят. Человек, который говорит: «Бога нет», «я не верю ни в одно писание», «не верю ни в одних пророков, не верю в ангелов» – человек с такими убеждениями – кафир.

– Вот девушка – студентка философского факультета МГУ, невероятными усилиями дипломатов возвращена с турецкой границы домой. Что заставляет людей иных культур, далеких от ислама, верить в набор заблуждений, набор лозунгов, не имеющих, как вы утверждаете, ничего общего с этой религией?

– Как и что эта девушка может узнать об исламе? И от кого? От тех агитаторов, которые по России бегают и ищут людей, которых можно зомбировать. Вербовщики, которые занимаются поиском и агитацией людей для того, чтобы отправить их в ИГИЛ, закачивают информацию в пластичные юные мозги. В результате – вот вам готовый воин. Не исламский. Минимальные зачатки знаний об исламе еще не делают его воином Аллаха. Истинный воин Аллаха никогда и ни при каких обстоятельствах не пожелает вреда для другого человека. Когда им начинают промывать мозги, они к имаму за ответами не идут. Кому они задают все свои вопросы? Тому самому вербовщику, который профессионально выхолащивает их сознание и заглушает в них голос здравого и трезвого рассудка. Понятно, что в дальнейшем, они судят об исламе, находясь под влиянием сектантов. Что с ними делать? Их надо учить. Как учить? В первую очередь та молодежь, которая сегодня учится в школах, должна изучать каждую религию пропорционально, в равных долях и одинаковых масштабах. Пусть это будет факультатив, но это необходимо преподавать в школах. И преподавать хорошо. В противном случае придет какой-то «заграничный дядя» и будет здесь, у нас дома, в России, спонсировать людей, которые станут сбивать наших детей с правильного пути. Но тогда будет уже поздно – их мозги будут заполнены той дрянью, которую им скармливают агитаторы.

– Как нам этого избежать?

– Ответ прост. Вот, Воркута – отличный пример для всей Российской Федерации. Я всегда привожу наш город в пример на всех публичных выступлениях. Воркута – прекрасная модель общества. Маленький городок, но здесь проживают люди, представители десятков совершенно различных национальностей. И все они живут в мире. За 30 лет, что я живу в Воркуте, не было конфликтов. Попытки были. Но самое главное в том, что им ничего не удалось. Почему? Потому что у нас это невозможно. Возьмем, к примеру, шахту. Там все черные. Если ты сегодня не подставишь плечо, завтра останешься без помощи сам. Это и есть одна большая семья. И людей надо приучать к этому, постоянно и настойчиво говорить о том, что мы одно государство, один народ и нам нечего делить. Сплоченность, сплоченность и еще раз сплоченность. В противном случае нас разделят и разбросают. Мы же не можем позволить этому случиться? Мы победили в двух мировых войнах (в первой, если быть точным, хотя бы не проиграли). Как нам это удалось? Потому что мы были одной большой семьей. Моя родина – маленький Дагестан – дал стране 50 героев Советского Союза. Оттуда целыми эшелонами шли на войну – 150 тысяч человек уехали на фронт из небольшого Дагестана. Из них 80 тысяч для того, чтобы никогда не вернуться назад. Это и есть один народ. Ведь самая больная проблема нашего государства – это разделение: лица кавказской национальности, лица славянской национальности, лица африканской национальности, лица азиатской национальности. Это неправильно. Мы одна семья, один народ и одно государство. По-другому и быть не может. Я служу в Воркуте в качестве имама уже 15 лет, и наша община – это небольшая модель, которую можно и нужно распространять. У нас многонациональная семья, но мы не спрашиваем: какой ты национальности? Среди нас есть киргизы, узбеки, азербайджанцы, дагестанцы, ингуши, ногайцы, татары, башкиры. И в то же время среди нас нет киргизов, узбеков, азербайджанцев, дагестанцев, ингушей, ногайцев, татар и башкир, а есть только мусульмане. В масштабах всей страны ситуация аналогична с той лишь разницей, что все мы – россияне. Когда все мы будем говорить: все мы россияне, тогда все наладится. Коран гласит: «Я сотворил вас не по цвету кожи и не по национальности. Я сотворил вас одним народом, чтобы вы познавали друг друга». Нам следует познавать друг друга, изучать друг друга и брать самое лучшее у культуры любого народа. Культура – это огромный, неисчерпаемый кладезь. У нас множество прекрасных культурных обычаев. Для этого Всевышний и дал нам разум, чтобы мы жили им, а не животными инстинктами.

 

Беседовал Артем Орлов
ЗАПОЛЯРКА-онлайн.рф

 
Распечатать   949 просмотров