Газета “Молодежь Севера” при поддержке агентств БНКоми и «Комиинформ» продолжает цикл бесед с молодыми журналистами республики. Сегодня наш гость – главред еженедельной общественно-политической газеты «Моя Воркута» Татьяна Бушкова. Ей 30 лет, родилась в Воркуте.

Фото Владимира Юрлова

– Как ты пришла в журналистику?

– Я окончила филологический факультет Вятского государственного гуманитарного университета. Считала и до сих пор считаю, что это очень хорошая образовательная база для женщины.
А в журналистику путь у меня был длинный. Как-то случайно меня привлекли поработать на выборах, в штабе: корректировать тексты для листовок, писать заметки для газет, спичи для выступлений. Потом на следующую кампанию позвали, затем еще на одну. Это было еще до того, как отменили графу «против всех», поэтому случались перевыборы. 
И вот однажды кандидат, который моими стараниями стал депутатом горсовета, предложил мне заняться возрождением общественной организации «Союз предпринимателей Воркуты». Там я и начала писать: в местной газете рубрику советов для коммерсантов вела, отчеты о мероприятиях строчила. После занималась в коммерческой фирме пиаром и рекламой, работала копирайтером-сценаристом в рекламном агентстве. Ну а по-настоящему журналистские работы начала делать во время декретного отпуска. Писала на всякие мамские темы. Даже конкурсы выигрывала специализированных журналов и сайтов. Призы хорошие давали. Потом с подругой Ириной Шарафутдиновой, корреспондентом «Коми Гор» в Воркуте, мы создали первый городской семейный журнал «Воркутинка», правда, в отсутствие финансирования прожил он недолго.

– А в «Моей Воркуте» как оказалась?

DSC_3490a.jpg

– После декрета несколько месяцев работала на местном ТВ, а потом буквально напросилась в «Мою Воркуту». Позвонила: «Вам журналисты не нужны? Я готова! Хоть за десять тысяч!» Руководство посмеялось, подивилось скромности моих запросов – и меня взяли.

– Ты пришла в газету корреспондентом, а спустя два с половиной года стала главным редактором. В какой из этих ролей чувствуешь себя более комфортно?

– В плане свободного времени комфортней быть журналистом. В плане материальном – редактором. А в общем, думаю, мне и верстальщиком, и фотокорром было бы работать интересно. Я люблю газеты нежно. Собираю коллекцию региональной прессы. Коллеги, которые об этом знают, привозят мне экземпляры из городов, где они бывают.

– В журналистике понятие карьерного роста очень относительное. Что для тебя значит профессиональный рост?

– Знаешь, сейчас, когда на глаза попадается мой первый репортаж в «МВ», мне за него неловко. Как-то глуповато написано, сопливо-романтично. Так вот, наверное, можно считать, что профессиональный рост имеет место, когда тебе не стыдно за сделанные материалы (при условии объективной самооценки). Признание профессионального сообщества – тоже маркер роста, по-моему.

– «Моя Воркута», говорят, – самая популярная газета в городе. Некоторое время назад один из республиканских интернет-ресурсов даже назвал ее «главным политическим носителем» и «абсолютной медиа-доминантой». Ты согласна с этими определениями?

– То, что до «МВ» в Воркуте не было площадки для обсуждения политических вопросов, – это факт. Он подтверждается и тем, что в последние годы многие вновь созданные СМИ пытаются идти по проторенному нашей газетой пути. «Медиа-доминанта» – в какой-то мере, пожалуй. Хотя бы в силу большого тиража. У нас самое массовое общественно-политическое издание, которое успело заработать хорошую репутацию честным подходом к информации, работой не только с аффилированными спикерами, вниманием к читательской аудитории.

– Каким образом бесплатная газета, да еще и учрежденная градообразующим предприятием «Воркутауголь», заслужила такое доверие читателей?

DSC_3536.jpg

– Здесь безусловная заслуга людей, которые начинали ее делать. Я говорю о бывшем директоре по связям с общественностью «Воркутаугля» Дмитрии Пояркове (он курировал газету) и главном редакторе Ольге Шалаевой. Они определили для «Моей Воркуты» тот формат, в котором мы работаем сейчас. Было решено, что горожане, жизнь которых во многом зависит от компании «Воркутауголь», заслуживают иметь хороший, качественный, грамотно сделанный источник информации, где не будут преследоваться исключительно интересы учредителя, в котором читатель будет на первом месте. Думаю, это был верный ход.

– Может ли быть сегодня печатное издание независимым?

– Полностью – нет. Все всегда от кого-то или чего-то зависят. Миром правят интересы. Другое дело – характер зависимости, степень ангажированности. Сейчас, когда говорят о неаффилированности СМИ, имеют в виду, как правило, отношения с властью. Возьмем самую демократически настроенную «Новую газету». От официальной власти она не зависит, зато зависит от своих покровителей, среди которых Михаил Горбачев. Или «Коммерсантъ». Все мы в декабре наблюдали скандал с увольнением главреда журнала «Коммерсантъ-Власть» за публикацию фото «правильно заполненного бюллетеня». Так что все относительно. В случае с государственными и муниципальными СМИ, на мой взгляд, свобода слова – из разряда фантастики. Ну а если у издания разумный учредитель, который не прессует редакцию ради соблюдения своих политических интересов, то все может получиться. Хорошо будет всем.

– О чем тебе нравится или не нравится писать?

– В должности редактора писать удается все меньше: на решение общих вопросов куча времени уходит. А вообще, у меня нет четких границ в интересах. Теоретически я могу писать про все. Но вот «хомяки» (всякие утренники, КВНы, концерты) не вдохновляют. До редакторства я специализировалась на «острых» темах: муниципальная политика, ЖКХ, образование, здравоохранение.

– Есть любимые герои?

– До сих пор вспоминаю дедушку-фронтовика Одинцова, который в войну был «генеральским шОфером»: очень позитивный человек с таким настоящим, «мужиковским» чувством юмора и портретами Есенина и Хемингуэя у кровати, или маму десятерых детей Светлану Боброву… Что касается публичных людей, мне нравится работать с теми, кто имеет личную позицию и не боится ее высказывать. Редкое сейчас явление.

– Журналистика – это профессия созидателя или наблюдателя?

– Без наблюдения и анализа в журналистике ничего не создашь, общественного мнения не сформируешь – мы ж о реальном мире пишем. Не стала бы разделять две эти функции.

– Воркута – самый северный город республики. Это как-то сказывается на местной журналистике?

DSC_3545.jpg

– Не думаю, что Воркута действительно так отстранена от республики, как кажется многим. Просто мы далеко, и многие вещи до нас не доходят либо доходят с большим опозданием. К тому же под видом республиканских новостей часто идут сыктывкарские, которые для других городов неактуальны. Та же тема политических кулуаров, которая так близка столичным коллегам, у нас интересна только узкому кругу лиц в администрации и около. У нас тут собственные герои имеются, и драм хватает. Хотя самые значимые республиканские информповоды мы берем в работу, это без вопросов.

– Отдаленность от «центров цивилизации», суровый климат, не самый высокий уровень зарплат – при таких условиях Воркута вряд ли может привлекать журналистов из других городов. Как местные СМИ пополняют кадровые ресурсы?

– Глобальное потепление и до нас докатится! Будут еще в Воркуте помидоры расти! К тому же к нам все-таки приезжают журналисты из других городов. В позапрошлом году мы приняли корреспондента из Сургута – он приехал по своей воле, мы его не тянули. В апреле переманили к себе из Инты собкора БНКоми Валентина Тимченко. Летом к нам просилась девочка из Печоры. Не все так плохо, когда есть хороший коллектив, адекватная внутренняя политика и достойная оплата.

– У самой никогда не возникало желания уехать из «столицы мира»?

– Возникало. Уезжала посмотреть, как оно там. «Там» оказалось хорошо. Но пока эти мысли оставила – до поры. Дождусь помидоров, пожалуй.

– Говорят, ты очень хорошо поешь, более того, когда-то зарабатывала именно этим. Правда?

– Правда. Несколько лет я пела в шоу-группе «Апрель» – в 90-е это был очень популярный в Воркуте подростковый коллектив. Со временем вместе с нашими руководителями мы создали команду «Дежа Вю», уже коммерческую. Иными словами, показывали шоу-программы в клубах во многих городах России. В Коми я выиграла, кажется, все возможные вокальные конкурсы. Потом уже в жюри стали приглашать. До сих пор храню все дипломы.

– Почему «завязала»?

DSC_3472a.jpg

– Ориентиры изменились. Гастроли, вечерние и ночные выступления мало способствуют нормальной личной жизни. Да и потом, в вокале я уже все, что хотела, доказала. Сейчас я могу самовыражаться и в других сферах.

– Если судить по твоим фотографиям, сцена тебя не отпускает. Ты часто выступаешь на концертах, ведешь мероприятия. Нравится атмосфера?

– Есть такая распространенная банальность, что сцена – это наркотик. Я же считаю, что это вирус. Вот поживешь на ней – и все. Не выветрится. Да и потом, если что-то умеешь делать действительно хорошо, зачем себе в этом отказывать?

– Чем еще отвлекаешься от работы?

– Общением с мужем и сыном, с друзьями. Читаю много. Люблю баню со всяческими травками и глинами. Сейчас вот пригласили вспомнить славное советское детство и поиграть в пионербол – хожу на тренировки с удовольствием и сержусь на тех, кто при мне говорит, что «пионербол – фуфло для девчонок». Там не все так просто!

– Кем и, главное, где ты видишь себя в будущем?

– Через 20 лет – тетенькой, живущей с семьей в большом доме с садом и пишущей книги, сидя в плетеном кресле.

БНКоми

 
Распечатать   1 409 просмотров