В прошлом году сразу в пяти субъектах Российской Федерации, в частности, в Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Краснодарском крае, Амурской области, Забайкальском крае резко обострилась эпизоотическая обстановка по ящуру. В начале этого года в Забайкальском крае была зарегистрирована новая вспышка ящура. Это вызвало серьезную озабоченность службы Республики Коми по ветеринарному надзору. Чтобы беда не застала врасплох, в целях профилактики был разработан комплексный план мероприятий по предупреждению и ликвидации этого опасного заболевания. В ПСК «Оленевод» и СПК «Красный Октябрь» сразу же взяли его на вооружение, но, как выяснилось, несмотря на то, что в этих оленеводческих хозяйствах ведется систематическая и целенаправленная работа в этом направлении, далеко не все зависит только от них. Поэтому ситуация, по словам председателя СПК «Красный Октябрь» Георгия Пасынкова, остается достаточно напряженной.

– Георгий Петрович, прежде всего давайте поговорим непосредственно о ящуре, что это за болезнь, и как человек ею может заразиться?

– Ящур – острое вирусное заболевание, которое поражает в основном слизистые оболочки, преимущественно ротовой полости и бесшерстные участки кожи у животных. Оно может нанести большой экономический ущерб, потому что смертность среди молодняка составляет почти 100 процентов. Животные, если их не лечить, погибают на 7–14-е сутки болезни от паралича миокарда. Вирус ящура очень устойчивый, даже в высушенном виде он может сохранять инфекционность в течение двух лет.

Люди тоже могут заразиться при употреблении сырого молока больных животных, продуктов его переработки, реже через мясо. Но первыми под удар попадают те, кто непосредственно контактирует с такими животными. От человека к человеку инфекция не передается. Необходимо помнить, что дети более восприимчивы к ящуру, чем взрослые. Поэтому при первых же симптомах – головной боли, лихорадке, боли в мышцах – необходимо сразу же обращаться к врачу. Выздоровление обычно наступает на 10–15-е сутки болезни.

Но ящур – это далеко не единственное заболевание, которым могут заболеть домашние животные, в том числе и олени, хотя они и являются полудикими. Не менее опасна и такая паразитарная болезнь, как гельминтоз, ее возбудителями являются ленточные глисты, они поражают легкие и печень оленей. Наша зоотехническая служба осуществляет постоянный контроль над пастбищами, потому что с фекалиями зараженных животных на землю выпадает огромное количество яиц этого паразита, которые затем с кормом и водой попадают в организм оленя. Зоотехники строго следят за тем, чтобы оленьи стада следовали по определенному маршруту, не останавливаясь надолго на одном месте. Это не просто, при каждом таком передвижении нужно проделать огромную работу, это все равно что нам, городским жителям, переехать из одной квартиры в другую. Пастухам нужно перевозить весь свой скарб, снова обустраиваться на новом месте. Но это необходимо для того, чтобы не только сохранять кормовую базу, ягель, как известно, растет очень медленно – 10–15 лет, но и не заражать почву, чтобы земля имела возможность естественным образом очищаться от всех этих паразитов. Ведь очаги инфекции, как правило, возникают прежде всего там, где олени подолгу пасутся на одном месте и полностью выбивают всю растительность. Именно там появляется миллиардное количество глистов на один квадратный метр.

В наших хозяйствах этот график перемещений соблюдается неукоснительно. В любое время дня и ночи я могу, сидя в кабинете, с точностью до метра сказать, где располагается то или иное стадо. К примеру, сейчас бригада № 4 находится в 12 километрах от станции Елецкой. Кстати, там же сейчас работает и наш зоотехник, он поехал делать прививки собакам (непосредственно контактирующими с дикими животными тундры) от бешенства. Для того чтобы гельминтоз не развивался и не распространялся, мы постоянно проводим вакцинацию всего нашего стада.

Но, к нашему глубокому сожалению, далеко не все в тундре ведут хозяйственную деятельность, исходя из элементарных правил природопользования. На наших пастбищах сейчас вовсю хозяйничают оленеводы-частники, они понятия не имеют о научном подходе и не знакомы с законом «О ветеринарии…». Этим летом мы ужаснулись, когда увидели, что они сделали с нашими кормовыми пастбищами. Частники стояли там целых полтора месяца и под корень выбили всю кормовую базу на протяжении десяти километров. После них осталась черная зараженная земля.

– Какая у вас ведется работа по профилактике этих заболеваний?

– По закону каждое сельхозпредприятие несет и административную, и уголовную ответственность за выпуск недоброкачественной продукции для населения. Поэтому у нас этому вопросу уделяется повышенное внимание. Ежегодно проводится ликбез среди бригадиров. Их учат правильно диагностировать заболевание, лечить оленей, делать прививки. Каждый год осенью делаются прививки от личинок подкожного овода, а весной – от сибирской язвы. Во время забоя продукцию проверяют сразу четыре ветеринарных врача, ни один из них не находится в нашем подчинении. Один врач осматривает туши, второй – легкие и язык, третий – печень и сердце и так далее. Каждый из них после осмотра ставит свое клеймо, так что в случае заражения всегда можно найти виновного. В обязательном порядке кровь животных сдается в Печорскую ветлабораторию, где проводится ее исследование. Когда уже сданное на хранение мясо берется на переработку, а это делается практически каждый день, его снова осматривает государственный ветеринарный врач. Без его подписи мы не имеем права выпустить продукцию в продажу. Так что контроль очень жесткий. На все эти мероприятия тратятся большие деньги. Но без этого невозможно сохранить здоровое поголовье и в итоге получить качественную продукцию. А нашу продукцию люди с удовольствием покупают, и мы этим гордимся.

Но нас очень удручает, что частники никогда не проводят подобных зооветеринарных мероприятий. Им не под силу провести даже элементарную вакцинацию, а ведь они постоянно пасутся на наших пастбищах. Поэтому и наши стада ни от чего не застрахованы – ни от сибирской язвы, ни от подкожного овода, ни от некробактериоза и гельминтоза. Даже несмотря на то, что мы тратим огромные средства на профилактику этих заболеваний, наши стада, проходя через зараженные частниками участки тундры, вновь подвергаются заражению, и нам приходится повторно вакцинировать оленей.

– А вы пытались призвать их к ответу?

– Мы пытаемся это делать, но они игнорируют и нас, и вообще все законы. Живут сами по себе. Между тем конструктивное сотрудничество налаживать жизненно необходимо, чтобы в тундре не возникало очагов этих опасных инфекций, но до сих пор нет никаких сдвигов.

 

Галина Ильясова
Фото: Галина Ильясова, Елена Царанова
ЗАПОЛЯРКА-онлайн.рф

 
Распечатать   1 311 просмотров