Руководитель администрации Воркуты Анатолий Пуро рассказал корреспонденту “Молодежь Севера” о ситуации в городе, связанной с задержанием 16 человек, подозреваемых в причастности к так называемой «козловской» организованной преступной группировке.

Фото Кирилла Затрутина

– Вы один из немногих в Воркуте, кто в течение последнего года утверждает о наличии в Воркуте ОПГ. Многие, признаюсь, скептически относились к вашим заявлениям, но, тем не менее, 1 марта в ходе совместной спецоперации силовых структур были задержаны 16 человек, причастных к так называемой «козловской» группировке. Как вы это можете прокомментировать?

– Я бы хотел отметить, что вся эта огромная операция началась с выездного заседания координационного совета по вопросам коррупции и состояния преступности в марте 2011 года. Оно прошло под председательством главы республики Вячеслава Гайзера. Именно тогда были даны четкие поручения всем силовым структурам. Конечным результатом и стало задержание этих 16 активных членов ОПГ. Насколько я понимаю, работа эта не закончилась, она будет продолжаться.

Нужно доверять профессиональной информации органов МВД, ФСБ, Следственного комитета, прокуратуры, которые имели серьезные оперативно-розыскные наработки. Когда прокурор Коми Владимир Поневежский дважды в интервью говорил о том, что Воркута – самый криминализированный город в республике, то у него, поверьте, были на это основания.

Администрация города обладает информацией из прессы и встреч с пострадавшими от действий ОПГ. Мы знаем, как с середины 90-х годов создавались преступные сообщества, как они структурировались, как разваливались на стадии следствия и в судах многие дела. Но, тем не менее, мы всегда имели сигнальную информацию, которая периодически приходила.

Ко мне обращались дети-сироты, у которых бандиты отбирали акции, владельцами которых они являлись по закону. Обращались женщины-предприниматели, пострадавшие от рэкета. Они буквально тряслись от страха, были напуганы тем, что дело в суде разваливается из-за того, что из девяти свидетелей остались только двое. Всех их я направлял в правоохранительные органы. Мы оказывали поддержку со стороны администрации в плане контроля за тем, как разворачивались дела, подключались к освещению в СМИ.

Кроме того, надо признать тот факт, что у нас в Воркуте огромное количество «криминальных» трупов, т.е. имеющих следы насильственной смерти. Еще больше людей, пропавших без вести. Смешно предполагать, что человек просто пошел погулять в тундру. Есть, конечно, те, кто выехал поохотиться и пропал, но чаще людей вывозят туда силой. Я понимаю, что это дело рук не одной группировки, но это реальности Воркуты.

В разговорах со знакомыми таксистами я слышу, что еще два года назад они все были обложены данью. Многие коммерсанты до сих пор об этом говорят, но втихую, не желая свидетельствовать. Информации очень много, просто ее надо систематизировать. Мы не могли об этом не говорить, потому что обеспечение общественной безопасности (то, чем занимается отдел МВД) – это и наша ответственность. Правоохранительные органы тесно взаимодействуют с органами местного самоуправления. Естественно, мы эту тему поднимали для того, чтобы привлечь внимание общественности, повысить информационную активность.

Мы видим, какой вред наносят ОПГ экономике города. К примеру, они монополизировали значительную часть рынка, взяв под контроль подъездные пути к торгово-закупочной базе, контролируя поставки практически всех видов продуктов в Воркуту. Так как транспортная инфраструктура очень ограничена, тот, кто контролирует конечные точки разгрузки, диктует не только ассортимент, но и цены. Что в нашем городе и происходит.

Эти и другие факты говорили о том, что в городе действует мощная преступная группировка, с которой нужно бороться. Федеральные и региональные силовики блестяще провели спецоперацию по обезвреживанию этих лиц во главе с их лидером. Там есть еще другие члены группы, которых не взяли, но, думаю, это дело времени.

– Для вас были неожиданными какие-то персоналии, которые были арестованы в ходе операции?

– Информация была закрыта с самого начала, но общее направление мы знали. А неожиданных лиц там не оказалось. Это все известные в городе люди, связь которых с ОПГ прослеживалась достаточно явно и давно. Силовикам, видимо, необходима была более весомая доказательная база, чтобы их задержать.

– Среди задержанных есть руководители достаточно крупных предприятий. У администрации города были договорные отношения с этими людьми и их компаниями?

– Конечно, на каких-то направлениях могли быть договорные отношения, потому что когда проводится муниципальный конкурс, он открыт для всех участников. И справку о том, является ли руководитель членом бандитской группировки, или нет, никто не спрашивает. Обычно все это «добропорядочные граждане».

Совершенно очевидно, что в последние годы часть активных членов ОПГ ушла в коммерцию. Но сейчас будет проводиться следствие, а затем начнутся судебные разбирательства, и не в рамках работы их коммерческих предприятий. Их привлекут за конкретные криминальные эпизоды в прошлом.

Не обладая полной информацией, я понимаю, что у силовиков есть определенные наработки по поводу многих эпизодов с участием задержанных лиц. К руководителям крупных предприятий тоже есть вопросы, раз к ним применена серьезная статья Уголовного кодекса об организации преступной группировки. По такой статье дела имеют очень высокий общественный резонанс, высокий уровень контроля и со стороны правительства.

К примеру, один из задержанных (Александр Овац, генеральный директор ООО «Монолит-групп» – МС) занимался строительством историко-мемориального комплекса. Мы не препятствовали этому процессу, но, с нашей точки зрения, место расположения данного объекта в60 километрахот города не совсем рационально. Да, администрация некоторым образом взаимодействовала с ним, но лишь исходя из необходимости создания подобного музея ГУЛАГа под открытым небом. Хотя, если говорить о сохранения памяти о ГУЛАГе, то мы будем развивать эту тему самостоятельно и в пределах городского округа. Повторю, у правоохранителей имеются вопросы к этим людям не потому, что они все стали коммерсантами, а по старым делам, которые шлейфом тянутся за ними еще с 90-х годов. По убийствам сроков давности нет, так что все в этом громком деле решат следствие и суд.

– Один из задержанных является, по некоторым данным, владельцем крупнейшей компании по перевозке пассажиров «Севертранс». Если его вина будет доказана, он лишится свободы на длительный срок. Какова будет судьба предприятия и как все это скажется на работе пассажирского транспорта в Воркуте?

– К работе «Севертранса» имелись и имеются значительные претензии, связанные с огромным количеством объективных жалоб горожан. Не соблюдаются графики движения и выхода автобусов на маршруты. Но раз они выиграли муниципальный конкурс, нам надо исполнять свои обязательства. В данном случае, если они уйдут с рынка, мы будем искать других перевозчиков. Я уже дал команду своим заместителям искать на перспективу дополнительно около 50 миллионов бюджетных рублей, чтобы начать формировать муниципальный автобусный парк. Но на данный момент в компании «Севертранс» сохраняется менеджмент, поэтому автобусы выходят на линию. А что будет дальше с искусственно созданным в прошлые годы монополистом на рынке перевозок, покажет время.

– По версии следствия, задержанная группировка имеет на своем счету большое количество убийств. Вас причисляют к косвенным инициаторам прошедшей спецоперации. Вы не боитесь мести со стороны членов группировки?

– Если описывать мое состояние, то мести я не боюсь. Им еще дороже все это будет стоить, если вдруг со мной что-то случится. У меня нет страха, потому что я понимаю: есть долг, который мы все должны исполнять. Это и органы местного самоуправления, и федералы из правоохранительного блока, и рядовые граждане. Наша работа по обеспечению безопасности людей связана с рисками. Но если ты мужчина и взялся за это дело, то должен довести его до конца. А если боишься, иди работать сторожем в детский сад и посыпай дорожки песком.

Пользуясь случаем, хотелось бы поблагодарить от горожан начальника отдела МВД в Воркуте Валентина Побережного, прокурора города Андрея Пустаханова, руководителя воркутинского отдела ФСБ Игоря Семивеличенко за высокий профессионализм и волю, проявленные при проведении спецоперации.

– На ваш взгляд, преступные группы в городе еще остались?

– Конечно, их несколько не только в городе, но и в окружающих его поселках. Думаю, что и ими в ближайшее время силовики займутся вплотную.

БНКоми

 
Распечатать   4 261 просмотров