Воркутинский городской суд вынес оправдательный приговор оперуполномоченному, которого обвинили в получении взятки от члена ОПГ «Ифа-Козлова», а также в причинении тяжкого вреда здоровью начальнику криминальной полиции, заместителю начальника Воргашорского отдела полиции № 3 УВД Воркуты.

Фото Михаила Дасюка

Артуру Марцинкявичюсу, который в 2011 году являлся оперуполномоченным отдела уголовного розыска криминальной милиции, инкриминировалось то, что он информировал активного члена ОПГ «Ифа-Козлова» Рафаэля Мамедова о ходе расследования по делу об убийстве по найму предпринимателя Сергея Барабаша.

По версии стороны обвинения, построенной на показаниях Мамедова, зная, что Мамедов является подозреваемым по данному делу, оперуполномоченный информировал его о том, кто проводит расследование, о времени производства отдельных следственных действий и их результатах, предстоящих обысках, в том числе в жилище Мамедова.

В благодарность за это Мамедов передал Марцинкявичюсу наручные часы стоимостью 120 тыс. руб. и золотой браслет ценой в 25 тыс. руб. Передача ценных предметов происходила, считают следователи, через тещу оперуполномоченного, работавшую киоскером в одном из павильонов торгового центра «Детский мир».

Обвиняемый, в свою очередь, утверждал, что с Мамедовым знаком несколько лет, обращался к нему за помощью, в частности, по розыску угнанной неизвестными машины, а также по поводу мест в ресторане для проведения свадьбы. По уголовному делу об убийстве Барабаш ничего не знал, так как оно было в производстве следователей Сыктывкара. Кроме того, на протяжении практически всего 2011 года он находился на больничном.

Марцинкявичюс настаивал, что часы с браслетом ему подарила невеста накануне их свадьбы. Часы были заказаны будущей супругой и привезены из Москвы ее знакомым. Расчет за часы производился по банковской карте. Перечисление денежных сумм легко проверить.

Суд скептически отнесся к показаниям Мамедова, как и к показаниям двух других членов банды «Ифа-Козлова» – Боренкова и Медведева, показавших, что о подарке Марцинкявичюсу им говорил Мамедов. Суд отнесся критически к словам всей криминальной троицы, поскольку они обвиняли подсудимого в получении взяток в виде денежных средств от 100 до 400 тыс. руб., автомобиля, сообщали, что он получал деньги от воргашорской группировки. По этим обвинениям вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в действиях Марцинкявичюса состава преступлений. Все трое утверждали, что были сотрудники милиции, которые ежемесячно получали от них деньги. Марцинкявичюсу они не платили.

Суд обратил особое внимание на противоречивость показаний Мамедова и указал, что обвинение не конкретизировано, не подтверждено объективными доказательствами. Кроме того, оказалось, что Марцинкявичюс не обладал сведениями по делу об убийстве Барабаша.

Другой инкриминируемый подсудимому эпизод касается драки в ночном кафе «Арена» в поселке Воргашор 23 марта 2011 года. В основу обвинения о причинении тяжкого вреда здоровью легли показания двоих потерпевших: Николая Подлесного, который на тот момент являлся начальником криминальной полиции, заместителем начальника Воргашорского отдела полиции № 3 УВД Воркуты, и его знакомого – охранника кафе Геннадия Швецова, ранее служившего в милиции в подчинении у Подлесного.

Как показал в суде Николай Подлесный, в ночь на 23 марта 2011 года он находился в кафе «Арена». У барной стойки он увидел Артура Марцинкявичюса и Василия Теплова, распивавших спиртное, и, по его мнению, находившихся в состоянии опьянения. По словам потерпевшего, когда он собирался уходить из кафе и встал из-за столика, к нему подошел Теплов, ударил кулаком в нос и замахнулся еще раз. В ответ, по словам Подлесного, он оттолкнул Теплова и ударил кулаком в лицо, чтобы тот успокоился. Подлесный вытолкал Теплова в гардеробную, где они стали бороться. В ходе борьбы они падали на пол, затем поднимались на ноги. По словам Подлесного, поднявшись, он сумел заблокировать Теплова, прижав его к шкафчикам. В это время к нему слева подскочил Марцинкявичюс, схватил его за левый локоть и резко дернул на себя. От этого потерпевшего развернуло, его правая нога приподнялась, он остался стоять только на левой. В этот момент Марцинкявичюс ударил его ногой, обутой в твердый ботинок, по левой голени. Потерпевший почувствовал хруст в ноге и испытал резкую боль. После этого он был доставлен на машине скорой помощи в больницу. Врачи диагностировали у него закрытый винтообразный перелом большеберцовой и малоберцовой костей ноги.

Похожую картину произошедшего суду обрисовал свидетель Швецов. Хотя и его показания в деталях разнятся с тем, что говорил суду и следствию Подлесный. Сам Швецов также обратился в правоохранительные органы с заявлением, что в ту ночь в кафе Марцинкявичюс нанес и ему не менее трех ударов по голове, из-за того, что Швецов намеревался разнять Подлесного и Теплова, а Марцинкявичюс этого сделать не давал, говоря: «Пусть подерутся».

Подсудимый настаивал в суде, что ни Подлесного, ни Швецова он не бил. По его словам, во время драки Подлесного и Теплова он встал между ними, чтобы прекратить бой. Когда драка закончилась, он достал из кармана мобильный телефон и стал вести видеосъемку, никого при этом не трогая. Подлесный, увидев в руках Марцинкявичюса мобильный телефон с включенной видеокамерой, резко крутанулся вокруг своей оси и упал. После чего ему понадобилась медицинская помощь.

Похожие показания дали три женщины, находившиеся в кафе той ночью.

Анализируя эпизод, связанный с причинением вреда здоровью, суд разделил доказательства на две группы.

К первой суд отнес показания Подлесного и Швецова, сотрудников полиции, узнавших о случившемся со слов потерпевших, а также выводы бюро судебно-медицинских экспертиз Сыктывкара о механизме образования перелома ноги Подлесного.

Ко второй — показания подсудимого, а также четырех свидетелей из числа посетителей и персонала кафе, а также выводы Архангельского бюро судебно-медицинских экспертиз.

В суде исследовались и видеозаписи с камер наблюдения, установленных в кафе. На видеозаписи видны момент возникновения драки, начавшейся с ударов Подлесным Теплова, а также расположения в зале и в гардеробе участников и очевидцев схватки.

Государственный обвинитель Климович в ходе судебных прений отказалась поддержать обвинение Марцинкявичюса по признакам умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и просила переквалифицировать его действия на нанесение вреда здоровью по неосторожности.

По делу проводились две судебно-медицинские экспертизы, которые отвечали на вопрос о механизме возникновения перелома ноги у Подлесного. Сначала экспертное заключение дали сыктывкарские специалисты, которые посчитали, что перелом костей ноги Подлесного произошел из-за контактного удара. Затем по делу была проведена повторная комиссионная экспертиза, порученная Архангельскому бюро судебно-медицинских экспертиз. В отличие от сыктывкарских коллег архангелогородцы в своем заключении сделали категоричный вывод о том, что травма ноги Подлесным получена не в результате удара ногой.

Суд положил в основу приговора выводы второй экспертизы, отвергнув версию получения травмы, изложенную Подлесным и Швецовым.

Судья Мария Шилова пришла к выводу о непоследовательности показаний Подлесного, который в своем заявлении о привлечении Марцинкявичюса к уголовной ответственности указывал, что последний ударил его по ноге, причинив перелом. Только после заключения судебно-медицинской экспертизы потерпевший стал говорить о резком развороте против часовой стрелки.

«К показаниям потерпевшего необходимо подходить критически», – указано в приговоре суда.

Четверо очевидцев категорично заявили, что Марцинкявичюс не наносил ударов Подлесному. Двое из них говорили, что на них оказывалось давление, чтобы они изменили показания, но они от этого отказались. Каких-то личных отношений между этими свидетелями и подсудимым не установлено, наоборот. Ранее Марцинкявичюс арестовывал мужа одной из них, имел отношение к осуждению другой женщины-свидетеля.

В итоге суд пришел к выводу, что Марцинкявичюс подлежит оправданию по обвинению во взятке и причинении вреда здоровью в связи с отсутствием в его действиях составов этих преступлений.

Приговор в силу не вступил, поскольку прокуратура внесла на него апелляционное представление.

Отметим также, что Швецов обвинил Марцинкявичюса в том, что тот его ударил, не давая разнять драку Подлесного и Теплова. В отношении Марцинкявичюса было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 116 УК РФ (Побои). По ходатайству Швецова суд вынес постановление о прекращении производства по делу за примирением сторон.

Марцинкявичюс обжаловал постановление о прекращении производства по эпизоду о побоях Швецову, указав, что ночью в кафе «Арена» он не бил потерпевшего, а в суде не приносил ему извинений и не давал согласия на прекращение производства по делу.

БНК

 
Распечатать   2 539 просмотров