Глава Республики Коми Вячеслав Гайзер надеется на оперативное начало строительства стратегической железной дороги и грустит о том, что молодёжь не хочет работать даже на Севере

Весной 2010 года, через 100 дней после назначения главой Республики Коми, когда экономический кризис в России ещё не пошёл на спад, Вячеслав Михайлович в интервью «НВ» строил амбициозные планы. «Железная дорога «Белкомур» (Белое море – Коми – Урал) позволит соединить в единое целое сразу три региона с кратчайшим маршрутом вывоза грузов в порты Архангельска, Мурманска, Петербурга. К сожалению, до реализации проекта из-за кризиса ещё далеко. Но я верю, что он вскоре закончится, и лет через семь-восемь мы построим магистраль, которая сократит пробег грузовых составов из Пермского края до Белого моря сразу на 700 километров», – говорил тогда Гайзер. Спустя почти четыре года именно с того обещания и начался новый разговор с руководителем Республики Коми.

– Вячеслав Михайлович, нашлись ли деньги?

– Проект «Белкомур» предусматривает строительство 710 километров нового железнодорожного полотна и капитальный ремонт ещё 450 километров, он оценивается в 180 миллиардов рублей в ценах 2012 года. Это сопоставимо с суммарными годовыми бюджетами трёх регионов – участников «Белкомура». Но для такой страны, как Россия, это не самые большие деньги на создание транспортной инфраструктуры, которая даст мощный импульс социально-экономическому развитию огромных территорий Европейского Севера и Урала, позволит открыть новые промышленные производства. Я сравниваю стоимость магистрали даже не с бюджетом олимпийских объектов в Сочи. Сейчас, например, готовится к строительству мост через Лену в Якутии со сметой 65 миллиардов рублей.

В середине нулевых планировалось, что наша дорога будет строиться полностью за государственный счёт на средства Инвестиционного фонда Российской Федерации, но в кризис его деятельность в отношении новых проектов фактически прекратилась. Поэтому руководители Республики Коми, Пермского края, Архангельской области, а сегодня к нам присоединилась ещё и Мурманская область, предложили правительству России рассмотреть возможность строительства магистрали с привлечением частных инвесторов, чтобы сократить нагрузку на федеральный бюджет. Это возможно осуществить по модели заключения концессионного соглашения. Мы актуализировали параметры проекта и пришли к выводу, что его экономика позволяет привлечь до 60 процентов частных инвестиций, которые обеспечит концессионер. Такая модель реализации проекта будет экономически интересной бизнесу и позволит государству создать долгосрочную основу регионального роста экономики, даст возможность промышленности эффективно транспортировать не менее 35 миллионов тонн грузов в год. Это самый скромный подсчёт – на самом деле будет не меньше 50 миллионов. Словом, всю ту работу, которую руководители регионов должны были провести для детального рассмотрения проекта правительством России, мы провели.

– Насколько я знаю, кабинет министров планировал дать добро на проектирование дороги ещё в конце 2012 года, чтобы она начала пропускать грузы уже в 2018 году…

– Правительственное решение пока не принято. Осенью 2013 года под эгидой полпредов Северо-Западного и Приволжского федеральных округов предполагается провести совещание с расширенным участием министерств, заинтересованных представителей бизнеса и потенциальных инвесторов, на котором мы ещё раз обсудим детали проекта перед тем, как вынести его на правительственное решение о его запуске по концессионной модели. Мы ожидаем получить необходимые согласования на высшем уровне в 2013 году с тем, чтобы максимально быстро выйти на заключение необходимого соглашения и начать проектирование силами концессионера в 2014 году, а ввод магистрали в эксплуатацию обеспечить через 5 лет после старта проекта.

Сегодня главное – это получить решение правительства, а со стороны частного бизнеса интерес к «Белкомуру» проявляют большое количество структур, включая китайских инвесторов, российские и иностранные банки. Выступить инвесторами и подрядчиками готовы российские строители, из числа которых наибольший прогресс во взаимопонимании по проекту у нас достигнут с группой компаний «Стройгазконсалтинг». При этом нужно отметить, что коммерсанты хотят не только строить дорогу, но и эксплуатировать её, так как это выгодно.

Повторюсь – главы заинтересованных регионов провели всестороннюю работу по подготовке проекта к эффективной реализации, и теперь мы ожидаем от правительства России решения о его запуске. Ведь «Белкомур» – это не просто межрегиональный транспортный проект, это стратегический проект развития федерального масштаба, который будет стимулировать социально-экономический рост на огромных территориях европейской части страны. В ареале этой железной дороги уже осуществляется 30 крупных промышленных проектов общей стоимостью под триллион рублей, причём 19 из них реализуется на территории Республики Коми. Новые заводы и обогатительные комбинаты инвесторы будут строить в любом случае, но с вводом «Белкомура» их эффективность существенно возрастёт.

– Почему же так долго зреет правительственное решение, ведь выгода стране от новой трассы не просто очевидна – она протянется вдоль Клондайка? Есть ли у этого проекта влиятельные лоббисты в высших эшелонах федеральной власти?

– Сразу скажу – у проекта нет противников, хотя ещё пару лет назад были те, кого приходилось убеждать в его необходимости. Но у нас сильные аргументы, и сегодня нет тех, кто ставит под сомнение целесообразность его реализации. Нас поддерживают РЖД, Минтранс, Минэкономики.

– А есть ли горячие сторонники проекта на уровне премьера или вице-премьеров России?

– У проекта достаточно союзников и в правительстве, и мы убеждены, что «Белкомур» будет запущен в 2018–2019 году, ведь с этим периодом синхронизированы важные пуски в нашей республике. В 2018 году, например, в Воркуте должны открыться две новые шахты производительностью 9 миллионов тонн угля в год, а пять действующих шахт ОАО «Воркутауголь» пока выдают на-гора 11 миллионов тонн. От заполярной Воркуты до юга республики – тысяча километров пути, железнодорожная ветка перегружена. Горняки очень надеются, что через 5 лет вместе с новыми шахтами откроется и новая магистраль, которая позволит без проблем отправить чёрное золото не только в топки «Северстали», которая является владельцем объединения, но и в порты Архангельска и Мурманска.

На территории Республики Коми построен самый северный в мире НПЗ «Енисей» – в заполярном Усинске. Сегодня завод перерабатывает
1 миллион тонн нефти, вскоре нарастит объёмы на 600 тысяч, но на проектную мощность – 3 миллиона тонн нефтепродуктов в год – пока не выйдет. Такие объёмы без «Белкомура» завод вывезти по железной дороге попросту не сможет физически. К крупнейшим месторождениям стратегического титана в России ничего подводить не надо: они разведаны неподалёку от Ухты. Проблема промышленной разработки титана состоит в привлечении инвесторов. Ведь строительство только одного горно-обогатительного комбината обойдётся в два-три миллиарда долларов. Другое дело, что экономика добычи титана значительно улучшится, если к месторождению подведут новое железнодорожное полотно, – транспортное плечо сократится.

– Сколько километров магистрали «Белкомур» пройдёт по территории вашей республики, в каких районах, какие природные ресурсы, которые сегодня заперты из-за отсутствия транспортной логистики, позволит извлечь?

– Новое строительство в республике пройдёт на 200 километрах в юго-западной части республики, а реконструкция – ещё на 220 километрах. Трасса пройдёт в первую очередь по местам, которые откроют доступ к лесной базе, мощность нашей лесосеки возрастёт сразу на 40 процентов. Это будет настоящим прорывом, так как из 30 миллионов кубометров расчётной лесосеки в год республика осваивает только 8. Измерить экономический эффект от ввода в эксплуатацию проекта «Белкомур» цифрами сложно – можно, но эффекты будут больше любых расчётов. Ведь транспортная доступность не означает автоматического превращения в продукт. Просто инвесторы тогда будут охотнее принимать решение прийти к нам и что-то здесь строить. Хотя эксперты утверждают, что после ввода «Белкомура» доходная часть республиканского бюджета в первый же год увеличится на 40–45 процентов, откроются 12,5 тысячи новых рабочих мест,

– Губернаторы трёх регионов, мечтающие реализовать проект, о котором думали ещё царские министры, из-за общих усилий по продвижению проекта, наверное, стали побратимами…

– Конечно, это стержневой проект, но у нас, как у добрых соседей, есть много интересов и без «Белкомура». С Архангельской областью, например, Республика Коми координирует лесопожарную обстановку, помогаем друг другу техникой и специалистами. В начале июля у нас были сильные пожары. Коллеги выручили, прислали десантников. В прошлом году аналогичная проблема случилась у них, и мы перекидывали специалистов и технику. В дорожном строительстве есть трассы, которые проходят про территории сразу двух регионов, и мы стараемся синхронизировать сроки ремонта конкретных участков. Кроме того, у меня с губернаторами-соседями сложились хорошие человеческие отношения. С ними не только приятно общаться, но и легко решать проблемы.

– Вячеслав Михайлович, пора перейти к другим темам. За Полярным кругом в Коми идёт активная прокладка газопровода Бованенково – Ухта – Торжок. Что даст республике этот проект?

– На нашей территории построят
7 компрессорных станций, на которых будут работать 3–5 тысяч жителей республики с высокой зарплатой. Через Коми будет прокачиваться половина природного газа, добываемого «Газпромом», а это – очень хорошие налоги. Труба – это не налог на добычу полезных ископаемых, который полностью уходит в федеральный бюджет, а налог на имущество, который на 100 процентов зачисляется в бюджет регионов. Я считаю, что сегодня субъектам РФ нужно биться за два с половиной вида налогов: подоходный – значит, нужно создавать новые рабочие места, и налог на имущество, потому что построенные объекты никуда не убегут. А половинка налога, потому что не всё зависит от регионов, – это налог на прибыль. Необходимо создавать условия, чтобы компании зарабатывали в своём регионе хорошую прибыль, потому что часть этого налога останется у нас.

– В советские времена население республики превышало 1,3 миллиона человек, а сейчас сократилось до минимальных за всю историю 870 тысяч. Это дно или есть куда падать?

– К сожалению, мы будем снижаться по численности и дальше, хотя вот уже три года подряд уровень рождаемости в республике превышает уровень смертности. В отношении трудовых мигрантов – гастарбайтеров – власть выдерживает жёсткую квоту: не более трёх тысяч человек в год. А ведь только в очереди на переселение из районов Крайнего Севера в республике стоят свыше 30 тысяч семей, или 150 тысяч человек. В Воркуте в золотые для шахтёров годы жили 220 тысяч человек, а сейчас 90, численность населения в моей родной Инте сократилась с 60 до 30 тысяч, работает всего одна шахта – «Южная».

Но я противник всего искусственного. Невозможно приковать человека к конкретному месту на Севере и заставить его там жить, если он этого не хочет. Многие люди работают в голой тундре без инфраструктуры, бытовых удобств и никуда не уезжают. Значит, экономический стимул остаться на Крайнем Севере для них перевешивает все тяготы и лишения. Мои родители приехали в Инту, когда этот «город» представлял собой набор бараков. Но они зарабатывали в несколько раз больше, чем в среднем по стране, остались и дали корни. Люди, которые решили уехать из республики, делают это не спонтанно и не на авось: как правило, они перебираются к родственникам. Стремление уехать и не вернуться довлеет над теми, кто не является уроженцем этих мест. У «варягов» нет корней, здесь их ничего не держит. Теперь об обратном процессе. Сегодня на Крайний Север просто за работой никто не поедет – и в советские времена было так. Человек приедет в республику только при условии, что будет получать кратно больше, чем, скажем, в Краснодарском крае.

– Выходит, что после того, как рассосётся очередь на переселение из районов Крайнего Севера, население Коми скукожится до 700 тысяч человек?

– Не факт. Всё зависит от того, как будут развиваться наши амбициозные экономические проекты. Республика никогда не прирастала рождаемостью, а пополнялась теми, кто приехал сюда на заработки. Коренное население вот уже лет 30 стабилизировалось на отметке 300 тысяч человек. Они из республики никуда не уезжают, мигрируют внутри Коми. Но это передвижение становится проблемой: молодёжь уезжает в Сыктывкар и Ухту, а и так малочисленные деревни умирают…

– Молодые бегут в города, потому что на селе нет работы…

– Проблема гораздо глубже. Вы не поверите, но трудно найти высококвалифицированные кадры даже для богатых отраслей – нефтяной и угольной! В Воркуте квалифицированный горнорабочий очистного забоя с хорошей месячной выработкой может зарабатывать по 80–90 тысяч рублей, что, как и в советские времена, в 4–5 раз больше, чем в среднем по стране. Но даже за такие деньги не всякий молодой человек, в отличие от ситуации 30-летней давности, сегодня готов спускаться в заполярную шахту! Увы: российская молодёжь разучилась и не хочет работать. Генеральный директор компании «ЛУКОЙЛ-Коми» как-то рассказал, что из 100 человек выпуска курса в Ухтинском индустриальном университете, которые пришли на инженерные должности в «ЛУКОЙЛ», через год осталось всего 7 человек! А ведь молодые специалисты зарабатывали там не три рубля, а под 100 тысяч. Создаётся впечатление, что у нынешней российской молодёжи развился опасный менталитет: «Если я к 25 годам не стал долларовым миллионером, то жизнь не удалась». А сам парень в свои 25 находится на иждивении родителей, живёт у компьютера и даже не умеет гвоздь забить. Да и не хочет его забивать – вот что страшно. Интерес к труду, по крайней мере в республике, начал потихоньку возвращаться, в том числе по рабочим и инженерным специальностям. Но тенденция, или, как сейчас говорят, тренд, у молодёжи остаётся прежней: купить – продать. Молодые хотят всего сразу и не отрываясь от стула. И это не старческое брюзжание: мне не 70, а 46 лет.

– Что вы считаете своей главной удачей в губернаторской должности?

– Третий год подряд в Республике Коми уровень рождаемости превышает уровень смертности. В прошлом году, например, у нас родилось в полтора раза больше младенцев, чем в 2011-м. А за первое полугодие 2013 года из 6209 новорождённых 994 младенца стали третьими и более детьми в семье. Это означает, что родители чувствуют уверенность в завтрашнем дне, а действия руководства республики в демографическом направлении оказались правильными. Одними из первых в стране мы ввели отдельный материнский капитал для третьего и последующих детей в семье, который в полтора раза выше, чем в большинстве российских регионов. К сентябрю 2013 года в Коми не будет очередей в детские сады для детей от трёх до семи лет. За три года мы создали в ДОУ
9 тысяч дополнительных мест, построили 13 детских садов и ещё 14 строится, причём большая часть – в сельских районах республики.

 

коротко

О газификации Республики Коми

– В 2013 году мы доведём уровень газификации в республике до 45 процентов. Но голубое топливо придёт не только в районы, где прокладывается новая нитка «Северного потока» Бованенково – Ухта – Торжок. Перед тем как принять решение – прокладывать трубу или нет, – «Газпром» совершенно справедливо считает количество будущих потребителей. Есть технологические вещи, которые позволяют газифицировать населённые пункты, не таща туда трубу; есть сжиженный газ.

О жителях Республики Коми

– Люди сами стараются решать проблемы, не опускают руки, лишь бы не мешали начальники. На одной из недавних встреч с населением одного из посёлков мне сказали, что местная власть продала «своим» около десятка квартир для очередников. Проверили – действительно так. Люди ставят перед властью абсолютно справедливые вопросы, и это радует, прочищает мозги.

О работе губернатором

– Я стал главой Республики Коми в начале 2010 года и через 3,5 года в этой должности могу сказать, что по-иному стал смотреть на жизнь. Я стал не просто более объективным и прагматичным – более циничным. Как ни странно, именно потеря иллюзий, эмоциональности в решении конкретной проблемы может позволить её решить.

Беседовал Сергей Тачаев, спецкор «НВ». Фото автора
“Невское время”

 
Распечатать   2 625 просмотров