В 2013-2014 годах в нашей стране отмечалось столетие нескольких памятных полярных экспедиций. Среди них наибольший интерес по-прежнему вызывают экспедиции Г. А. Седова, Г. Л. Брусилова и В. А. Русанова.

Однако кроме этих дерзновенных предприятий в те годы предпринимались попытки изучения неисследованных или малоизученных на тот момент регионов в континентальной части России. Таким местом в начале ХХ века оставалась Большеземельская тундра и районы Приполярного и Полярного Урала.

В фондах Воркутинского музейно-выставочного центра хранятся материалы исследований и наблюдений, сделанных в нашем краю Печорско-Обдорской экспедицией 1913 года под руководством Д. Д. Иевлева. В состав экспедиции вошли выпускники и студенты Московского и Санкт-Петербургского университетов и Московского технического училища Е. А. Логвинович, Е. И. Рубинштейн, В. В. Аполлонов и Н. А. Кулик. Целью исследования было изучение народонаселения и природы Коми края.

Почувствовать его оторванность от центральной части страны молодым исследователям пришлось с самого начала их экспедиции. Сегодняшних туристов и путешественников, безусловно, удивит маршрут, которым добирались они к месту своего предприятия. Поездом исследователи проехали по маршруту Москва – Нижний Новгород – Казань – Пермь. После этого их путь лежал в город Чердынь и село Якшу. Далее от села Якши – небольшой пристани на реке Печоре лодкой вниз по течению до села Усть-Усы. И наконец, лодкой от Усть-Усы до села Балбан и далее вверх по течению реки к ее истокам.

В тексте отчета знакомые нам сегодня географические объекты приводятся в соответствии с орфографией и традицией того времени. Вот почему встречаем мы тут реки Уссу и Воркоту, села Усть-Уссу и селение «Лабутнангов». К нашим дням изменились и названия некоторых населенных пунктов. Не встретим мы сегодня на карте села Балбан, который по меткому замечанию Иевлева, «был местом, где рвалась последняя связь с культурным миром». Сегодня это село Петрунь. Есть изменения в написании некоторых других населенных пунк­тов и географических объектов региона.

Основное средство передвижения экспедиции – «каюк» – был арендован на весь сезон у богатого зырянина Рочева в селении Новикбож, недалеко от Усть-Усы. Каюк представлял собой крытую лодку с прямым парусом и высокими бортами длиной около девяти аршин (6,4 м).

Там же в селении Новикбож Иевлевым были наняты два рабочих зырянина – Клим Дуркин и Дмитрий Батманов. Стоит отметить, что во всех материалах и отчетах участники экспедиции очень хорошо отзываются обо всех своих помощниках. «Отставной солдат, прекрасно говорящий по-русски, честный, сообразительный мужик», – говорил о Батманове руководитель экспедиции Д. Иевлев. «Два других работника – Иван и Тимофей Поповы – всегда необычайно исполнительны, честны и работящи», – продолжает он. – Эти помощники присоединились к экспедиции в селении Ярпияг в устье реки Лемвы.

Работая по 14 часов в день, делая суточные переходы по 10-13 километров, Печорско-Обдорская экспедиция расстояние в223 километраот села Петрунь до села Елец прошла за 32 дня. За время пути им пришлось использовать все виды «движителей». Приходилось идти и на веслах, и на бечеве, иногда, когда позволял ветер, на «Петре Кропоткине» ставили парус. Исследователи (бывшие студенты – жители крупных городов в центре страны) отмечали большие трудности, с которыми сопряжено путешествие по реке Усе ранней весной.

В ходе движения по Усе приступили к исполнению научной цели путешествия. Производились синоптические наблюдения погоды, все отмечали, что погода благоприятствовала их предприятию. Во время остановок, которые они делали у каждого поселения или кочевья оленеводов, производились статистические обследования, фотографирование местности и местных жителей. В этой работе самое большое содействие оказывали им их помощники Батманов и Поповы, разъясняя жителям края, что «вреда от ученых им быть не может, а пользы ждать надо…».

Фактом, который удивил путешественников, стало отсутствие во всех изученных поселениях хотя бы одной женщины, которая бы умела мало-мальски читать. Из мужчин, грамотных и умеющих говорить по-русски, было 46 человек. Всего же по берегам реки в поселениях и кочевьях исследователи познакомились с 540 жителями, среди которых было 263 мужчины и 277 женщин.

Подробно исследовался годовой круг жизни оленеводов-кочевников («оленьщиков», как говорили исследователи), порядок и особенности их взаимодействия с местной властью. Итогом работы стал вывод о том, что «настойчиво выдвигается вопрос пересмотра всего законодательства, относящегося к самоедскому народу и организации целого ряда мероприятий, способствующих поднятию экономического благосостояния и культурного уровня аборигенов наших тундр».

В селе Елец началась сухопутная часть путешествия. В качестве проводника ими был взят житель села Дмитрий Вокуев, которого, как вспоминали путешественники, особенно страшила ответственность, если он не сможет найти пути на Лабытнанги. В этом переходе, от Ельца до Лабытнанги, путешественники по-настоящему испытали на себе удары местной природы – полчищ комаров, которые доставляли большие страдания и людям, и лошадям.

Во время перехода перед путешественниками открывались красивые виды Полярного Урала. Однако любоваться красотами им особо не приходилось. Как вспоминает Е. И. Рубинштейн, «весь перевальный путь от селения Елец до селения Лабытнанги длиной около 130 верст был снят инструментально членами Печорско-Обдорской экспедиции с барометрическим определением перевальных высот».

Достигнув селения Лабытнанги, экспедиция переправилась через реку Обь и прибыла в конечный пункт своего путешествия – города Обдорск (ныне город Салехард). Обратный переход членов экспедиции, помощников и проводников к верховьям реки Усы был совершен тем же самым маршрутом.

Вернувшись к реке Усе, участники экспедиции разделились на два отряда. Один ушел для производства съемки и геологических работ к истокам Усы. Второй отряд, спустившись до селения Никит, поднялся вверх по реке Воркуте на85 километров, производя съемки и описание местности. Группа молодых исследователей и их помощников поднялись вверх по Воркуте и … НИЧЕГО НЕ ПРОИЗОШЛО. И тут мы останавливаемся на том, ради чего были написаны все предыдущие строки.

В истории Воркуты, всего нашего заполярного края работа этого второго отряда, да и всей экспедиции, могла бы сыграть заметную, можно сказать, ключевую роль. Однако, пройдя вдоль русла реки Воркуты до ее слияния с рекой Сырьягой, этот отряд не обнаружил того, что семнадцать лет спустя станет одним из главных открытий в жизни геолога Г. А. Чернова – воркутинского угля. Состав отрядов не указывается в отчете Д. Д. Иевлева. Мы можем лишь предполагать, а цели, стоявшие перед каждым отрядом, подтверждают это предположение, что единственный геолог экспедиции Н. А. Кулик вошел в состав первого отряда, который двигался вверх по Усе.

Как бы то ни было, воркутинский уголь не открылся участникам Печорско-Обдорской экспедиции. Но ему осталось недолго ждать своего первооткрывателя, более удачливого молодого ученого – Георгия Александровича Чернова.

Через некоторое время, соединившись в селении Никит, оба отряда экспедиции на каюке и лодке, с коллекциями и багажом спустились до селения Петрунь, потом до села Усть-Усы. Из Усть-Усы с еще одной пересадкой они пароходом «Вайгач» прибыли в Архангельск 27 сентября 1913 года. Последним испытанием путешественников стал злейший осенний шторм, который они перенесли в Баренцевом море.

В 1914 году в Москве вышла в свет небольшая брошюра Д. Д. Иевлева «Жизнь Верхнеуссинского края и древний торговый путь через северный Урал в низовья реки Оби».

Материалы Печорско-Обдорской экспедиции, которые стали основой этого очерка, были присланы в Воркутинский краеведческий музей И. Е. Рубинштейном в 1965 году. Можно только догадываться, что думал Рубинштейн о такой близкой и такой далекой научной удаче, которая в 1913 году все же обошла участников их увлекательной экспедиции.

 

Федор Колпаков
Фотографии из фондов воркутинского краеведческого музея
ЗАПОЛЯРКА-онлайн.рф

 
Распечатать   2 148 просмотров