Как рассказал “Комиинформу” владыка Иоанн, в отсутствие спецтранспорта посетить семью оленеводов священнослужителям удалось благодаря тому, что стойбище располагалось неподалеку от поселка Советский, в 25-ти километрах от Воркуты.

“Поехали мы в 30-ти градусный мороз и в этой звенящей тишине увидели яркую радугу, – рассказал епископ Воркутинский. – Для нас это был знак, что Господь Бог благословляет нас на общение с оленеводами. Когда мы добрались до стойбища, то выяснилось, что это ханты – кочующая семья с Ямала. Встретил нас глава семейства Михаил со своей женой Ольгой, со снохой Марией и внуками. Мы привезли им немного продуктов, игрушки детям и Новый Завет на русском языке. Нас порадовало, что семья оказалась православной. Не секрет, что многие оленеводы на Севере обращены в протестантство и баптизм. Наша задача проводить миссионерскую работу среди оленеводов по всей территории Севера, НАО и ЯНАО по возвращению их в лоно Русской Православной церкви”.

Сопровождавший владыку в поездке руководитель отдела по церковно-государственным отношениям Воркутинской епархии, игумен Николай (Беловолов) рассказал “Комиинформу” об интересном разговоре, который состоялся с главой семейства Михаилом.

“Они поначалу не поняли, кто мы такие, а когда выяснили, что беседуют с епископом Воркутинский и Усинским Иоанном, обрадовались, – рассказал игумен Николай. – В чуме в красном уголке стояли иконки. Примечательно, что у оленеводов ходить между печкой-буржуйкой и красным уголком не принято. Это запрещено и считается оскорблением религиозных чувств”.

Глава семейства Михаил рассказал, что прибыл в Воркуту из Салехарда, чтобы посмотреть, насколько комфортно оленеводам живется в Заполярье. Однако, изучив обстановку, пришел к выводу, что пребывание в Заполярье для него экономически невыгодно: цены на сдачу оленины он назвал грабительскими. В Коми оленину принимают по 180 рублей за килограмм максимум, в Салехарде — 500. Панты в Заполярье принимают по 1,5 тысячи рублей, в Салехарде — по 2,5 тысячи. Кроме того, привыкшего к лесу главу семейства смутила бедная на древесину тундра.

“Разговорившись, Михаил рассказал нам историю о своем чудесном исцелении, – продолжил игумен Николай. – Зимой у него сломался снегоход, в результате, от переохлаждения он заболел воспалением легких и фурункулезом. Михаил слег, пока лежал семь раз прочел Новый Завет. Пытались его лечить в нескольких больницах, но свое выздоровление он связывает именно с Божественным вмешательством. Говорит, что Господь Бог помог ему”.

Напоследок хозяин чума рассказал священнослужителям еще одну “свежую” историю, бытующую в среде оленеводов. По его словам, недавно один из новообращенных в баптистскую церковь оленеводов, зайдя в чум к православным сородичам, начал говорить, что иконы необходимо сжигать, а затем и вовсе начал плевать в их сторону. Спустя время вся семья оленевода утонула, а сам он нечаянно застрелился.

 

Геня Джавршян
Фото Воркутинской епархии
ИА «Комиинформ»
 
Распечатать   2 791 просмотров