Какую стратегию взаимоотношений с крупным бизнесом выстраивает руководство республики? Протежирует ли кого-то лично Сергей Гапликов? Есть ли опасность задержек зарплат у бюджетников к концу года? Читает и мониторит ли лидер региона вал коллективных обращений на его имя в СМИ Коми? По каким критериям будут к концу года оцениваться руководители государственных ведомств? На эти и другие вопросы в интервью главному редактору газеты «Республика» Алексею Лазареву ответил врио главы региона Сергей Гапликов сразу после завершения этнофорума «Мы – россияне», который в День народного единства прошел в Финно-угорском этнопарке в селе Ыб Сыктывдинского района.

– Схема управления регионом сегодня в точности воспроизводит российскую модель: есть президент, есть председатель правительства. Вы обнародовали схему органов исполнительной власти, которая заработает с нового года. Каких еще административных нововведений ожидать?

– Основные изменения уже произошли. Модель, которую мы попытались реализовать в регионе, успешно работает в управлении Российской Федерации. Здесь есть руководитель региона, правительство и администрация, есть и соответствующие функциональные министерства. Ну и дальше, понятно, муниципальные образования, там есть руководители советов и так называемые сити-менеджеры, есть свои органы власти.

Все очень логично. Во-первых, произойдет уменьшение дублирующих функций, которые, к сожалению, были. Приведу маленький пример – вопрос, связанный с образованием, так или иначе влияет на молодежную политику, поэтому выделение отдельно агентства молодежной политики, с моей точки зрения, сужало тематику и не давало более широкого спектра и охвата вопросов, которые в этой сфере должны учитываться. Поэтому я решил, что агентство должно быть в составе министерства образования и молодежной политики.

Что касается других решений: надзорная функция передается одной большой службе, она будет учитывать, по сути, весь многофакторный аспект того, что передано в рамках делегирования полномочий на уровень субъектов. Это надзор и контроль над функционированием жилищно-коммунального хозяйства, состоянием многоквартирных домов, вопросы деятельности управляющих компаний, и вообще, в целом новая служба будет следить, как работает система жилищно-коммунального хозяйства, как регион готовится к отопительному сезону. Очень важно, что в одних руках будет и строительный надзор, и технический надзор, потому что без этого, безусловно, невозможно качественно оценить те выполненные работы, которые производятся отдельными министерствами, ведомствами и так далее. Общий принцип заложен следующий: любое функциональное министерство – заказчик необходимых капитальных вложений, будь то детский сад либо учреждение здравоохранения, а техническим заказчиком в реализации этой программы будет министерство строительства.

Министерству строительства передаются в том числе функции ЖКХ, архитектуры и дорожного хозяйства, потому что дороги и их содержание – это та же стройка, а так называемый элемент обеспечения логистики в доставке, в том числе и строительных материалов, – это очень важная составляющая ценового параметра, который влияет на общую стоимость объекта.

– За тот короткий промежуток времени, что вы находитесь здесь, в республике побывали руководители крупных корпораций: глава «Газпрома» Алексей Миллер, который при дистанционном участии президента Владимира Путина открыл проект «Ухта – Торжок-2». Прилетал президент компании «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов. В свое время, так уж сложилось, крупные компании стали платить налоги в Москве по месту прописки головных структур. Будете ли вы пытаться как-то договариваться об изменении действующей налоговой ситуации или это нереально сегодня?

– Что касается изменений в системе уплаты налогов, понимаю, почему федеральным центром были приняты такие решения: спектр задач на уровне государства гораздо шире, чем внутри региона. Но могу сказать, что республике предоставлен максимум возможностей для реализации по другим направлениям тех потребностей, которые сегодня складываются либо велением времени, либо возникают на территории. Это государственные программы поддержки и программы, где участвуют федеральные средства.

И тех руководителей госорганов Республики Коми, кто не желает участвовать в федеральных программах – вовремя не подает заявку либо неправильно ее оформляет, предупреждаю: это недопустимо. Контроль должен быть на каждом этапе и во всех сферах, тех, которые нам интересны с точки зрения участия федеральных денег. И только качественное выполнение взятых на себя обязательств дает право федеральному уровню в большей степени тратить ресурсы на территорию, получая от этого эффект в целом для развития субъекта. И федеральный контроль над расходованием средств накладывает дополнительную ответственность.
Нам в республике придется еще многому научиться. А вот прямое оставление денег на территории в некотором смысле развращает. Поэтому нужно учиться работать качественно, ответственно, эффективно.

– Приезд глав «Газпрома» и «ЛУКОЙЛа» – это был ваш интерес или так совпало просто?

– Не буду лукавить, конечно, у каждого своя программа. Безусловно, и Алексей Борисович Миллер, и Вагит Юсуфович Алекперов приехали в силу того, что на территории есть программы, которые они должны будут реализовать.

Может быть, при определенных обстоятельствах эти визиты были бы чуть позже, совещания были бы перенесены на какие-то иные площадки. Но мы с руководителями в первые дни моей работы договорились, что они – даже при своей большой загруженности – окажут честь республике, приедут и обсудят производственные вопросы, которые у них возникают, и те, что мы хотели бы решить с их участием.

Надо отдать должное руководителям газовой и нефтяной компаний – они с вниманием отнеслись к тому, что я им сказал. К примеру, с «Газпромом» достигнута договоренность о газификации республики. К сожалению, в силу разных обстоятельств программа не работала, были какие-то «омертвелые» инвестиции, что, конечно, не устраивает газовые концерны, и это понятно. Если по-хозяйски относиться к финансам и инвестициям, то, конечно, они должны возвращаться и приносить пользу как территории, так и тому, кто инвестирует. Поэтому сейчас будет очень напряженная работа, и, когда мы подпишем соответствующие соглашение с «Газпромом» о реализации генеральной схемы газификации, мы на себя берем очень серьезную ответственность за очень серьезные объемы реализации этой программы. Я могу примерные цифры назвать, по нашей сегодняшней оценке – это примерно пять миллиардов рублей, которые мы должны софинансировать в рамках реализации программы газификации.

– Речь идет о финишной фазе? О том, чтобы непосредственно подвести газ к домам?

– Конечно. То есть мы получаем магистральную трубу, газораспределительную станцию, от нее делаем соответствующие отводы и должны будем построить поселковые и межпоселковые газопроводы и, конечно, подвести газ к домовладениям. При этом жители должны понимать всю ответственность тех программ, которые будут их обеспечивать газом, и они должны в этом участвовать. То есть процесс максимально консолидированный и задача комплексная.

– Жители это понимают, но когда у них в 30 метрах от дома прошла ветка газопровода, а им говорят, что за подключение надо 150 тысяч рублей отдать газовикам…

– На самом деле 150 тысяч – это перекос, и, быть может, даже 30 тысяч – это перекос. Нужно найти ту оптимальную сумму, которая должна быть оплачена. Безусловно, мы будем оказывать помощь жителям республики, которые находятся в сложном финансовом положении. Мы будем это делать для того, чтобы наши совместные с «Газпромом» и муниципалитетами усилия не остались просто в виде не заполненных газом труб. Это как раз тот неэффективный способ управления ресурсами на территории. Поэтому всю эту программу предстоит упаковать таким образом, чтобы каждый из нас знал, на какой стадии требуется его ответственность с точки зрения работы финансовых ресурсов и какой результат в конечном итоге мы получим.

– С вашим приходом в республике вскрылся провал прежней программы переселения граждан из ветхого и аварийного жилья. Вы предупредили глав муниципалитетов, что они будут нести персональную ответственность в случае, если придется возвращать федеральные деньги. Кто-то пострадает уже? Кто-то понесет ответственность за срыв работы?

– К сожалению, в реализации программы переселения есть проблемы. Я думаю, и средства массовой информации, и общественность знали об этом. Другой вопрос, насколько было желание ее заострять, насколько было желание правдиво ее обозначить с конкретными мерами и желанием ее все-таки завершить. Здесь есть реальная проблема именно тех, кто непосредственно принимал участие в этом.

Сегодня все мы уже понимаем, что от нас требуется и что мы должны сделать. Я уже говорил, что своими действиями мы значительно уменьшили сумму штрафа, который был для республики катастрофическим. И сейчас, конечно, сумма будет существенная. У меня состоялись переговоры в Москве, в том числе и с председателем наблюдательного совета Сергеем Вадимовичем Степашиным (Фонда ЖКХ), и мне, конечно, льстит как руководителю, что отношение к нам действительно доброе.

Я знаю, что это деньги, которые ни в коем случае не могут быть прощены кому-то в силу того, что он просто пришел и у него есть какое-то время на раскачку. Я не отделяю себя от республики, от той проблемы, которая возникла, и нам придется вернуть 60 миллионов. И я уже предупредил руководителей муниципальных образований, что будет очень серьезный разбор полетов: почему это произошло, что было сделано с их стороны, как они организовали этот процесс вместе с руководством министерства строительства.

– То есть будет проводиться анализ по итогам года?

– Сейчас этот вопрос на стадии решения. Я думаю, что у нас остается достаточно времени, чтобы максимально закрыть большинство сложных объектов. Но сегодня, к сожалению, возникли очень большие проблемы у Печоры. Там был арестован подрядчик, у правоохранительных органов к нему серьезные претензии. Понятно, что этот подрядчик не только в этой программе участвует, он проходит еще по ряду социальных объектов. И мы, конечно, столкнемся с тем, что нам надо будет принимать решения и разруливать проблему в ручном режиме.

Я всегда с сожалением констатирую, когда такие истории возникают, но могу сказать, что процесс будет управляемый, и нам придется приложить усилия, возможно, принять какие-то нестандартные решения в этом вопросе. В республике есть надежные партнеры, которые могут подставить плечо и закрыть эту тему. Понятно, что перед ними будут взяты обязательства, и нам будет очень сложно с ними рассчитываться. Но думаю, что совместными усилиями мы эту проблему решим, найдем возможности и способы оплаты тех услуг, которые они оказали для завершения этой работы.

Есть и проблема в неосвоенных авансах, но есть еще и средства, которые муниципалитеты не успели оплатить в виде авансов, несмотря на то, что подрядчики были очень настойчивы и активны в переводе этих средств на свои счета. Это одна из проблем юридического оформления договоренностей. Надо внимательно смотреть при реализации такого рода проектов. Здесь ошибка чревата серьезными последствиями, и приходится активно принимать меры, вплоть до кадровых решений.

Я хочу вот что подчеркнуть: у меня нет задачи «зачистить» всех, но когда человек на своем рабочем месте не справляется, относится халатно и не проявляет рвения, я должен на это просто смотреть? Все время его подгонять? Надо просто предложить человеку выбор – пусть он решит, что ему действительно важно в этой жизни. А дальше пусть он несет ответственность за то, что он в рамках своей должности не реализовал и где его промахи и почему просчеты легли очень тяжелым бременем на республику.

– Совсем скоро республика будет принимать бюджет. В условиях кризиса в каких отраслях будет существенное сокращение? Без чего на этом этапе можно прожить? Как правило, чаще всего это сказывается на культуре и физкультуре.

– Ничего урезано не будет – ни зарплаты, ни социальные пособия, ни льготные выплаты, ни культура. Более того, все обязательства, которые республика на себя брала, сохранятся. Мы будем оптимизировать и смотреть на предоставление льгот именно по уровню нуждаемости. Я думаю, что это справедливо. Конечно, будут некие вещи, может быть, новые, когда мы применим иные механизмы. Но хочу сказать, что ухудшения положения не будет. Я понимаю, насколько это ответственное решение, понимаю, насколько напряженный бюджет. Мы делаем большой упор на выполнение майских указов президента, формируем дополнительные стимулы с точки зрения повышения прожиточного минимума в регионе, хотя понятно, что это все-таки накладывает дополнительные обязательства на бюджет. Мы берем эти обязательства.

Могу сказать, что у нас впереди большая, очень интересная и напряженная работа по оптимизации затрат, по вопросам, связанным с более качественной оценкой, куда вкладываем, что в результате получаем и какие функциональные назначения на те или иные капитальные вложения мы возлагаем. В республике, к сожалению, было много брошенных объектов, которые до определенной стадии достраивались, доводились и потом почему-то переставали финансироваться. Сейчас идет сплошная ревизия такого рода объектов. Я хотел бы через газету «Республика» обратиться к жителям, чтобы они понимали, что мы должны завершить то, что начато. Это не праздные слова, это действительно посыл и веление времени. Нельзя строить что-то, когда рядом стоит заброшенный объект, ведь в него были вложены средства. Эти средства неэффективным образом реализованы, но объект такого же важного назначения.

Мы приняли для себя решение, что к 95-летию региона нам надо качественно «почиститься». «Почиститься» основательно мы сможем уже не за год, а за несколько лет, но тем не менее я понимаю, что мы сумеем все-таки достроить те объекты, которые сегодня лежат мертвым грузом. Либо их перепрофилировать, либо передать их на уровень муниципальных образований, которые более активно вовлекут их в процесс. Начинать новое мы можем только там, где действительно уже сложилась «нетерпимая» ситуация, или, может быть, где-то совсем уж катастрофическая. Это касается в первую очередь коммунальных систем, систем водоснабжения, систем, которые в большей степени затрагивают интересы людей старшего возраста и подрастающего поколения. Конечно, это и капитальный ремонт, и реконструкции, где-то даже новое строительство. Но хочу, чтобы все понимали, что все решения будут взвешенными, все будут доведены до населения. Жители республики получат исчерпывающую информацию, почему мы принимаем такие решения и почему делаем упор именно на это.

– Задача любого руководителя – выплата налогов и зарплаты. Не секрет, что уже на протяжении нескольких месяцев минфин приостанавливает в ручном режиме текущие платежи у бюджетных организаций до тех пор, пока не увидит, что полностью погашены налоги и зарплаты. Есть ли опасность в условиях кризиса, что к концу года бюджет будет проседать и у бюджетников могут начаться задержки с выплатой зарплат?

– Нет. Задержки зарплаты не могут быть оправданы никакими трудностями и сложностями. На то мы и управление регионом, на то мы и профессионалы, чтобы находить все необходимые возможности решать эти задачи, а не просто демонстрировать свое присутствие на рабочих местах. Нужно, чтобы от нас была естественная и качественная польза, поэтому этот вопрос, безусловно, в приоритете. Я хочу успокоить всех тех, кто волнуется на эту тему: мы будем решать все эти вопросы, невзирая на экономическую ситуацию, что может возникнуть. Я еще раз говорю: это будет все выполнено.

– Неделю назад вы посетили санаторий «Серегово». Это очень масштабный объект, строительство которого длится более двух десятилетий. Есть ли шанс, что весной будущего года его можно будет запустить? Или, может быть, не нужно было начинать стройку в таких масштабах, потому что содержание его потянет тоже ряд финансовых проблем.

– Я разделяю вашу озабоченность. Безусловно, она диктуется и велением времени, и той ситуацией, в которой мы сейчас находимся. Более того, если бы я изначально принимал участие в проектировании данного объекта, то, конечно, он бы не был столь масштабным. Те же функции можно реализовать в более скромном виде, не урезая качества и не лишая людей услуг, которые они там должны получать. Есть некий перебор с масштабами, может быть, он не столь существенный, но все-таки есть. Но, невзирая на то, что у нас сложная, напряженная обстановка с точки зрения бюджета, ничего критического нет. Все обязательства регион выполнит, и все будет функционировать.

«Серегово» – это тот объект, который был заморожен и к которому несколько раз возвращались, а потом опять останавливали. Мы приняли решение, что приложим все усилия и в следующем году запустим его в работу. Там есть несколько нюансов, связанных с получением лицензии на месторождение грязи, и есть еще другие моменты, но все это решается параллельно. Необходимо постараться, чтобы запустить его. Это, конечно, серьезная работа.

– Республика года два назад начала активно развивать сразу и малую, и большую авиацию с помощью компании «Комиавиа-транс». На ваш взгляд, как человека нового, перспективно это направление или нет?

– То, что авиаперевозки имеют определенную ценность для территории, – безусловно. Те расстояния, которые мы в республике имеем, фантастически большие. Большие расстояния внутри региона вызывают необходимость вкладывания очень больших ресурсов. Понятно, что такими затратами «грешит» авиатранспорт, но без него мы обойтись не можем в силу исторически сложившегося развития транспортной системы, в силу того, что есть люди, которые живут, болеют и патриотично относятся к этой отрасли. Их усилиями, в том числе и вместе с руководством республики, сегодня «Комиавиатранс» функционирует, имеет соответствующие среднемагистральные самолеты достаточно высокого класса. Конечно, хотелось бы, чтобы эти машины были уже в собственности нашей авиакомпании, приносили государству доход и прибыль. К сожалению, сегодня весь доход и прибыль, что получает «Комиавиатранс», идет в оплату лизинговых платежей за эту технику. Скачки стоимости валюты, валютной разницы существенно ударили по финансовому состоянию компании. Конечно, требуют большого ремонта и взлетно-посадочные полосы. Сегодня многие авиаперевозчики, которые могли бы качественно повлиять на уровень перевозок, на ценовые параметры по билетам для населения и представить более широкий спектр в выборе возможностей, не могут летать в некоторые города нашего региона. Причина в техническом состоянии взлетно-посадочных полос.

Это все, конечно, головная боль, но все равно искать пути решения надо. Естественно, надо активизировать этот процесс, и с партнерами республики в лице «Газпрома» и «ЛУКОЙЛа» этот вопрос уже был заострен, потому что они тоже осуществляют регулярные авиаперевозки, и состояние определенных взлетно-посадочных полос для них крайне важно. Мы уже обсуждали эту тему и будем искать пути решения, в том числе и ремонта взлетно-посадочных полос и перронных территорий и самих аэропортовых комплексов.

– Журналисты, общественники и чиновники отметили, что у вас довольно жесткий стиль управления. Вы по жизни такой жесткий человек или ситуация в регионе в каких-то местах настолько критическая, что требует просто «кнута»?

– К сожалению, жизнь заставляет быть таким. Мой предыдущий опыт работы и вообще те функции, которые я выполнял, и те должности, которые я занимал, за многие годы выработали мой персональный стиль управления. Нельзя работать спустя рукава, если ты пришел к реализации той или иной задачи, которая крайне важна для территории, для определенного процесса. Люди должны себе отдавать отчет: куда пришел, для чего пришел. Как говорится, здесь ничего личного – здесь только дело.
Если кто-то считает, что я чрезмерно жесток, могу сказать, что это оправдывается той ситуацией, в которой мне приходится начинать свою работу. К сожалению, есть определенные вещи, которые без такой жесткости просто не двигаются. При этом не считаю себя чрезмерно жестким. Все-таки я разумно подхожу к тем или иным кадровым решениям. Еще раз говорю, что для меня важны профессионализм человека, его отдача на рабочем месте, эффективность как управленца, как руководителя и, конечно, его патриотическое отношение. Если он засучив рукава со всем своим багажом готов все двадцать четыре часа в сутки работать не покладая рук для достижения результата, такие люди, поверьте, будут всегда рядом с руководством региона.

– Сейчас мы не успеваем отслеживать все кадровые замены – вы приводите новых людей. Скажите, это ваши бывшие коллеги?

– Если вы внимательно следите за судьбой тех людей, которые приходят, то должны знать, что это все люди узнаваемые, они когда-то работали на территории республики, когда-то выполняли те же самые профессиональные обязанности, просто в силу разных обстоятельств у них не сложилось с тем руководством, которое было на тот момент в республике. Не сложилось по разным вопросам – чисто идеологически, некоторые отказывались выполнять какие-то решения, не направленные на развитие системы, на улучшение той или иной сферы деятельности.

Пока я правительству поручил исполнять свои обязанности, наладить работу той структуры, которая должна заработать в полном объеме с 1 января 2016 года, но людей предупредил, что не всем выпадет такая честь реализовывать историческую миссию приводить республику в порядок и развивать ее ускоренными темпами.

– Прибыв в Коми, вы сказали, что вряд ли кто-то из ваших знакомых откликнется на предложение приехать и поработать с вами в наш таежный регион, поскольку люди вашего круга общения уже все состоявшиеся и при деле. Но какой-то круг людей уже поехал сюда. На вашей скамейке запасных много еще персоналий, которые готовы вас поддержать, приехать и помочь?

– Повторю еще раз: некоторые люди, и даже большинство из тех, кого я сюда пригласил, они сюда возвращаются. Подчеркиваю, для меня это очень важная тенденция, люди, изначально работавшие на территории, патриотично к ней относившиеся, в силу разных обстоятельств уехали и теперь изъявили желание вернуться, применить свой богатый опыт, знания на развитие территории. Я приветствую таких. Я могу сказать больше, что они сами выходят на меня, предлагают решения многих вопросов. Чтобы не быть неким передаточным звеном, а больше «испорченным телефоном», я людям предлагаю реализовать эти мысли и попробовать их воплотить в жизнь на нашей северной территории. Чего там советовать со стороны? Приди, пожалуйста, и реши этот вопрос. У меня подход очень простой: если я вижу действительно разумный подход к решению задач, если я вижу действительно уровень квалификации и образования, желание работать, почему нет? Одного человека я пригласил – Михаила Порядина, он сегодня в комитете информатизации работает. Я могу сказать, что он высочайшего класса специалист. Уровень его квалификации я могу сравнить с людьми, которых можно по пальцам пересчитать в нашей стране.

– А он в медийной отрасли работал, ведь с нового года он возглавит министерство по делам информатизации и СМИ?

– Он достаточно профессиональный человек, поверьте мне. Он многие вещи в жизни прошел, в том числе есть взаимосвязь и с медиасферой. Думаю, что вы найдете с ним абсолютное взаимопонимание, и вам с ним будет очень комфортно работать. Более того, общие усилия приведут к более качественному медиапространству с точки зрения информационной поддержки, технологий. И, конечно, с точки зрения отработки всех тех инициатив, которые будут у вас возникать в рамках предложения для формирования более качественного медийного пространства. Я больше чем уверен, что те люди, которые сюда приходят, они нацелены именно на качественное изменение тех сфер, которые они будут возглавлять.
Могу точно сказать, что у меня очень скрупулезный подход к людям. Для меня очень важно то настроение и тот моральный дух, с которым они возвращаются.

– А как быстро принималось вами решение взяться за работу руководителем Республики Коми? За сколько дней до опубликования указа президента вы дали согласие?

– В тот момент, когда президент предложил, тогда и согласился.

– Сразу же, да? То есть это мгновенно все было?

– Ну а как же? Я же солдат. Если президент считает, что я должен быть на этом поприще в этом месте в данный момент, я знаете, главе государства лишних вопросов не задаю.

– Столица республики, как и другие муниципалитеты, стала на путь конкурсного подбора градоначальника. Ранее мэр Сыктывкара являлся и членом правительства. Вы уже определились с кандидатурой, это будет ваш протеже, кого будете рекомендовать в градоначальники?

– Вообще, я не приемлю слово «протеже». Никогда в жизни не «протежировал» кого бы то ни было. Андрей Николаевич Самоделкин (министр развития промышленности Коми – ред.) изъявил желание оказать поддержку, чтобы перейти в нелегкое время на территорию города Сыктывкара. Он со мной консультировался на эту тему, спрашивал мое мнение. Я ему сказал, что этот процесс открытый, что люди, которые изъявят желание и подадут документы в рамках проведения конкурса, могут, конечно, побороться, но принимать решение – депутатам города Сыктывкара. Они вместе с градоначальником будут нести ответственность за развитие территории. В процессе выполнения своих функциональных обязанностей они не обойдутся без того, чтобы иметь со мной взаимоотношения и учитывать мое мнение по поводу развития города Сыктывкара. Еще раз говорю, что я благодарен Андрею Николаевичу за то, что он, как истинно патриотичный человек, изъявил такое желание. Я сказал, что, если у него получится и его изберут, я, конечно, буду максимально содействовать тому, чтобы Сыктывкар свою инфраструктуру развивал и город облагораживался.

– Президент издал указ о праздновании столетия региона в 2021 году. Как вообще удалось заполучить такой указ? Все мы понимаем – на примере Казани, Дербента и других городов России, что подготовка к таким масштабным юбилеям сопровождается федеральной финансовой поддержкой. Думали ли вы в этом направлении, чтобы взять какую-то общую идею и, скажем, к юбилею как-то приукрасить Сыктывкар? Ведь именно он будет центром всех празднований?

– Есть определенные правила. 100 лет – это круглая дата для субъекта Российской Федерации, и, как правило, его руководство выходит с инициативой празднования. Идея оценивается на уровне правительства страны, которое анализирует потребности, ресурсы, возможности, ну и, наверное, учитывает предложения о том, как, в каком ключе и с каким дополнительным эффектом эту территорию можно привести в соответствующее состояние. Я ничего плохого в этом не вижу, это как раз один из механизмов поддержки региона со стороны федерального центра.

Я хочу искренне поблагодарить Владимира Владимировича Путина за это решение. Это совместная работа с правительством России, и оно поддержало наше предложение и внесло его на рассмотрение президента. Нам предстоит напряженная работа, в первую очередь нам, подчеркиваю, нам самим на территории, с тем чтобы оправдать это доверие и за пять лет изменить облик республики, чтобы действительно столетие прошло с широким размахом и имело позитивный результат.

– Вы со всеми главами муниципалитетов уже познакомились?

– Практически.

– Они к вам на прием записываются, чтобы донести проблему своей территории? Почувствовали ли вы, что в каких-то муниципалитетах есть кризис власти?

– Во-первых, все главы знают мой рабочий телефон, который со мной всегда. Поэтому по любому вопросу, который возникает у главы муниципального образования или его администрации, он имеет возможность со мной общаться лично. Я никогда не скрывал этого и всегда их предупреждаю, что, если вдруг возникает какой-то вопрос и требуется мое в нем участие, в любое время дня и ночи можете мне позвонить. Они свободно приходят ко мне в приемную и без всяких препятствий попадают ко мне в кабинет для обсуждения насущных вопросов, связанных с муниципальными образованиями. Вот так мы с ними взаимодействуем.

– В Коми вам что-то понравилось? Где бы вы хотели побывать, но еще не побывали?

– Мне все в Коми нравится. Я с удовольствием воспринял и территорию, и людей. Есть, конечно, моменты, которые у меня вызывают огорчение в силу неухоженности территории. Я немножко поездил по миру и видел разного рода отношения к тем территориям, на которых люди живут. И там хорошо, где уровень организации самосознания муниципальных образований, сельских поселений не иждивенческий. Там никто не ждет ничего ни от кого. Сами люди организуются, используют возможности для того, чтобы улучшить свою жизнь. Поэтому здесь упор будет именно на такой подход. Сколько человек внесет своей лепты, столько и получит помощи.

Мы с коллегами, в том числе с главами муниципальных образований, это обсуждали долго: нужно уходить от психологии распределения, нужно и самим зарабатывать и что-то делать. И мы уже договорились, что будет некая критериальная оценка в том, какие усилия вносят в муниципальное образование и администрация, и жители в целом. Будут меняться условия предоставления услуг ЖКХ так, чтобы у многих возникло желание не задерживать оплату за оказанные коммунальные услуги. Чем больше на отдельно взятой территории сборы за уплату коммунальных услуг, тем выше критерий оценки того или иного муниципального образования, тем больше хочется туда вкладывать, потому что видишь отдачу, видишь реакцию населения, видишь потребность менять к лучшему ту среду, в которой они живут. Это один из элементов хозяйского подхода к территории, ее благоустройству, развитию социальной сферы, решению вопросов насущных с обеспеченностью жильем, качественного подхода в области образования. Действительно, сколько у нас старшеклассников-выпускников поступило в престижные вузы и сколько вернулось? Понимаете?

– Как правило, не возвращаются. С престижным образованием люди ищут работу в мегаполисах.

– Поэтому это тоже один из критериев, который будем оценивать. А сколько сделано? Что сделано? А как ведется работа? Чем вообще заинтересованы, а как хотим, чтобы они вернулись назад и были востребованы здесь? Где родился, там и пригодился – вот это принцип и жизненная позиция, которая должны быть, что называется, девизом в этой работе.

– Ваши друзья научились выговаривать сложное слово – Сыктывкар?

– Могу сказать, что они уже не просто его научились выговаривать, они его уже заучили. И я им очень благодарен, что они с большим пиететом относятся к региону, они очень поддерживают меня и республику в целом. И максимально пытаются принять участие и с точки зрения оказания посильной помощи, консультативной и прочей, которая у них есть в их арсенале, для того чтобы территория просто получала дополнительную возможность для реализации тех задач, которые перед нами стоят.

– Немного о личном: вы играли в водное поло за ЦСКА, если я не ошибаюсь. До какого уровня «доигрались»?

– Я играл в команде мастеров.

– Планируете ли вы личным примером развивать спорт в Коми или не хватает на это времени?

– Спорт, конечно, важная составляющая в жизни руководителя. Он придает сил и бодрости для выполнения взятых на себя обязательств. Что касается водного поло, должна быть соответствующая водная чаша.

– В Усинске занимаются водным поло, есть энтузиасты.

– Этот вид спорта специализированный, обычный бассейн для тренировок водного поло не совсем подходит. Должны быть определенные глубины, размеры. Ну и, конечно, тренеры. Тренеры – это основополагающий элемент. Можно, конечно, и не на глубокой воде начать тренировать малышей. Я думаю, что у нас есть все предпосылки для того, чтобы этот вид спорта развивался в Коми. Возможно, мы найдем понимание и с крупными нашими социальными партнерами. Если вы знаете, спонсором «Динамо-Волгоград» сегодня является «ЛУКОЙЛ». А это очень известная, очень хорошая, очень качественная команда по водному поло, которая играет в высшей лиге. Я думаю, что при определенных усилиях мы, наверное, сможем заинтересовать и их, и население, что это действительно очень красивый, очень мужественный вид спорта. Спортсмены, которые занимаются водным поло, определенным образом отличаются. А то, что территория у нас северная… Ведь принято же было решение зимнюю Олимпиаду проводить в Сочи, почему нам не развивать водное поло на северных территориях? (улыбается)

– На встрече с главредами вы говорили, что вас нет в социальных сетях. Но мы заметили, что вы в поездках часто снимаете на телефон, куда-то фото отправляете. Не было желания завести аккаунт в социальных сетях, чтобы жители могли обращаться к вам напрямую? Сейчас на ведущих республиканских сайтах вал обращений к главе региона Гапликову. Зачастую письма коллективные. Можно привести в пример обращение замерзающих сотрудников сыктывкарского ТЦ «Звездный», когда потребовалось ваше вмешательство. Таких писем очень много в интернете. Успеваете ли вы мониторить этот сегмент?

– Я имею возможность проглядывать комментарии граждан и их блоги. Я не скрываюсь, я пишу обязательно свою фамилию и под своей фамилией некоторые вещи комментирую. Действительно, интересно смотреть, чем живет республика, как реагируют на те или иные моменты граждане нашего региона.

Что касается личного блога, я не считаю это необходимым. Во-первых, время занимает, во-вторых, перетягивать на себя какие-то такие информационные потоки – нет. Все, что происходит в деловой сфере, в моих поездках – у меня есть пресс-служба, которая отражает практически каждый мой шаг, это можно найти везде.

А вообще, я бы хотел, чтобы повышался интерес к печатным СМИ. Поэтому к тем, кто будет обращаться в СМИ с насущными проблемами, я буду точно так же относиться, как к любому заявлению любого жителя, который выйдет тем или иным способом на меня, донесет до меня свою проблему, свои чаяния.

 

Беседовал Алексей ЛАЗАРЕВ
Фото Сергея ПАРШУКОВА
respublika11.ru

Телеверсию интервью смотрите на телеканале «Юрган» в ближайший понедельник, 9 ноября, в 20:00.

 
Распечатать   1 830 просмотров