Если кто-то думает, что современные оленеводы обделены благами цивилизации, то глубоко ошибается. У них в чумах есть все, чем пользуется городская молодежь: ноутбуки, планшеты, смартфоны. Многие из них уже давно в быту сменили малицу на легкие, удобные и не менее теплые куртки, а национальную одежду одевают только по праздникам. Если встретишь такого оленевода в тундре на снегоходе, то не сразу поймешь, что перед тобой представитель коренного народа Севера России. Один из них – Николай Ледков, он молодой оленевод, ему нет еще и 19, но уже далеко не начинающий. С восьми лет обучал его отец Филипп Ледков, прославленный бригадир ПСК «Оленевод» премудростям этой нелегкой профессии и кочевой жизни.

У Ледковых все в роду были оленеводами: и отец, и мама, и дед, и прадед. Его старшие братья и сестры (в семье Николай – третий ребенок) тоже своим постоянным местом жительства выбрали тундру. Вполне возможно, что и его младшие две сестренки, и два брата останутся верны делу своих предков. «Пока об этом рано говорить, – считает Николай, – пусть сначала отучатся, а потом делают свой выбор».

Сам он окончил только четыре класса, учился в воркутинском интернате. «Очень хорошая школа была, – с теплотой вспоминает он, – мне там нравилось». И, тем не менее, он тяжело переживал разлуку с родными и с вольной жизнью в тундре. Когда Николай научился читать и считать, то решил, что этой науки ему в жизни достаточно. Родители особо не возражали, и он остался работать в чуме.

Вряд ли стоит удивляться такому решению. Дети оленеводов очень рано становятся самостоятельными. Родители практически не ограничивают их свободу в житейском смысле этого слова. По­этому детки быстро учатся на своих ошибках и уже чуть ли не в младенческом возрасте начинают понимать, что можно делать, а что нельзя. Глядя, к примеру, на то, как трехлетний мальчуган, держа в руках острейший охотничий нож, с увлечением стругает какую-нибудь тоненькую веточку, любая городская мамочка умерла бы со страху и тут же отобрала его у своего дитя. А родители-оленеводы смотрят на это совершенно спокойно. Судя по шрамам на руках, ребенок уже давно понял, что это опасное оружие, и научился с ним обращаться.

Так было и в семье Николая. «Мы всегда были под присмотром у родителей, – вспоминает он, – но при этом они нам доверяли гораздо больше, чем доверяют родители в городе своим детям. Нас воспитывали трудом, уберегая тем самым и от курения, и от алкоголя. Отец у нас строгий, но справедливый, зря никогда ругать не будет. А мама очень добрая, всегда нас берегла и заботилась о нас».

Теперь, оглядываясь назад, он вспоминает свое детство как самое веселое и беззаботное время в своей жизни. Хотя ему с восьми лет приходилось кочевать, собирать и разбирать чум, идя вслед за оленьим стадом. С 12 лет он уже ходил на дежурство. Сначала отец доверял ему небольшое стадо – 400 голов ездовых быков, которые более спокойные. А позднее оставлял на него и основное стадо, где около четырех тысяч голов, удержать их вместе очень трудно, тем более в жару. Вообще в тундре нет легкой работы.

«Особенно тяжело весной и осенью, – рассказывает он, – когда постоянно сыро». Не легче кочевать и зимой, ведь прежде чем ставить чум, нужно снег до самой земли откопать, иначе он будет под ним таять.

Чтобы выжить в безмолвной тундре, нужно многое знать и уметь. К примеру, чтобы не заблудиться, следует быть очень наблюдательным, запоминать рельеф местности. «Это на первый взгляд кажется, – говорит Николай, – что в тундре все однообразно, но на самом деле там нет ни одного похожего места, ни одного повторяющегося изгиба ручейка, как нет и ни одного одинакового оленя. Они все разные и внешне, и по характеру. Есть спокойные, ленивые, строптивые, поэтому подобрать упряжку на те же оленьи бега невероятно сложно. Мало того, чтобы животные по темпераменту и по характеру совпали, у них даже шаг должен быть одинаковый, чтобы на состязаниях одновременно ринулись с места. Ведь главное на гонках – это старт, если там секунды потеряешь, то уже не вырвешься вперед».

Николай с 12 лет практически каждый год участвовал в гонках, был даже победителем в младшей, так сказать, возрастной категории, а вот среди взрослых еще ни разу первым не приходил. «Тут надо отбор оленей делать правильный», – объясняет.

К тундре у него трепетное отношение. «Природа, – восклицает, – у нас необыкновенно красивая, а утренняя роса – это вообще чудо». Когда начинаю ему возражать, он снисходительно улыбается и советует более внимательно к ней присмотреться. «Если будете смотреть надменно, – говорит, – то ничего не увидите».

В то же время тундра таит в себе много неожиданностей. К примеру, у оленеводов частые гости – медведи. В этом году он уже трижды с ними встречался. Один сидел почти рядом с ним, в 200 метрах. «Я на него покричал, он ушел. Медведи боятся человека и никогда на него не нападут, если не ранены, конечно, – объясняет Николай, – они ночами, тайком в стадо пробираются, но больше одного оленя не убивают. А другой медведь целый день за нами ходил, ждал, пока стемнеет, маленький был, глупенький, не понимает еще, что человека опасаться надо, на такого кричи не кричи, бесполезно. А одному идти на него опасно, напасть может. Когда напарник на смену пришел, вместе косолапого отогнали. От этих медведей очень много проблем, они стадо разгонят, а нам его потом собирать. А вот волки любят готовить еду про запас, если стаей нападут, то голов 50 могут передушить, но их в тундре уже почти не осталось».

Наш с Николаем разговор несколько раз прерывали телефонные звонки, с одним из собеседников он вел переговоры о покупке снегохода. Без него в тундре оленеводы уже как без рук. Не представляют себе жизнь они и без квадроциклов. Более того, сейчас Николай вместе с родными мечтает заменить чум на балок, чтобы он был легкий, удобный и комфортный. Пока эта идея еще только на стадии проектирования, но Николай не сомневается, что решение этого вопроса не за горами.

25 декабря у Николая свадьба, невеста Юля жила в поселке Сивомаскинском. «Мы с ней ровесники, сначала просто переписывались в сети «ВКонтакте», а потом решили встретиться. Так и завязались отношения, – улыбается счастливый жених. – Юля в Воркутинском педагогическом колледже учится, у нее и дедушка, и бабушка были оленеводами, так что ехать в тундру со мной она не боится. Но пока молодая жена опыта не наберется, будем жить с родителями в семейном чуме. Мы все очень дружно живем и все друг другу помогаем. Торжественное бракосочетание будет в городском ЗАГСе, а свадьба в кафе, придут только самые близкие, человек 100».

Нет никакого сомнения, что это будет крепкая, дружная и благополучная семья, как и многие другие семьи в ПСК «Оленевод».

 

Галина Ильясова
Фото: Елена Царанова
ЗАПОЛЯРКА-онлайн.рф

 
Распечатать   2 067 просмотров