Мэрия Воркуты продолжает рассказывать о самых активных общественниках в проекте «Портрет».  Во втором выпуске проекта – Ксения Казнова.

 Говорят, что помогать – удел сильных и великодушных людей. В современном мире различные благотворительные организации и фонды стремительно развиваются. Журналист клуба «Полярная сова» Дарья Маратканова встретилась с президентом и основателем фонда «Цветы жизни» – Ксенией Казновой для того, чтобы узнать о её благотворительной деятельности, о том с чего всё начиналось и как важно находить в себе силы и не бросать начатое.

 – Ксения, с какого года существует фонд «Цветы жизни» и откуда появилась идея его создания?

– Вообще идея создания появилась в 2012 году, когда я ещё была руководителем и соучредителем строительной фирмы.  Потом так в моей жизни получилось, что в этом же году начались проблемы со здоровьем у моего старшего сына. Тогда в 2013 году у меня и появилась  идея создать что-то такое, что приносило бы пользу детям  и, конечно, чтобы это затрагивало детей с ограниченными  возможностями, так как на тот момент моему ребенку дали инвалидность, и я понимала все сложности и тонкости, имея статус мамы ребенка – инвалида.

 – Все ли поддерживали вашу идею?

– Кто-то у виска крутил, говорил, что в Воркуте это не реально,  потому что город не настолько  богатый. Но я просто делала. Как будет, так и будет. 

 – Вот так просто? Совсем не возникало сложностей?

– Были, конечно, и сложности, но так получилось, что помещение фонда нам предоставила  замечательная пара предпринимателей: Сергей и Наталья Сандаловы. Потом подруга у меня – воспитатель детского сада, сейчас она предприниматель – стала проводить  различные творческие уроки. Потом появились наши благотворительные ящички, пошли первые маленькие копеечки. Было, конечно, сложно, особенно в первый год.  Сразу создали сайт. Открыть его нам помог замечательный  Воркутинский программист – Андрей Кононюк. Сам оплачивает этот сайт, помогает мне вести его: выкладывать фотографии, информацию. Он же разработал логотип: это его рук дела.

– Какова структура Вашего фонда?

– Некоторые думают, что я, что хочу, то и ворочу. Нет! На самом деле структура фонда, как и положено по закону некоммерческих организаций: Совет фонда – это высшая структура фонда, которая принимает все положения, на основании которых ведется работа исполнительного органа – президента фонда. В совет фонда входят три человека, в том числе и я. Далее идёт попечительский совет, председателем которого является Семён Мостуненко. Это такая структура, которая призвана привлекать средства в фонд. И перед ревизионной комиссией я должна в конце каждого года отчитаться: сколько денег пришло, и на какие нужды потрачено, согласно положению.

 – На ваш взгляд, что важно в благотворительности?

– В благотворительности самое главное – не постичь разочарования, сохранить энтузиазм.

 – Как вы привлекаете партнёров, откуда Фонд берет средства?

– Руководители города открыты ко всем общественникам; тесно сотрудничаем с волонтёрским движением «Белый тигр» Политехнического колледжа; у нас есть свои волонтёры, которые по мере возможности оказывают поддержку, потому что это работающие граждане; активное содействие оказывает Семён Мостуненко – член общественной палаты. Радует сотрудничество с администрацией. Наши давние партнёры – отдел молодёжной политики. Изыскиваем спонсоров из творческой среды. Чтобы программы работали достойно, стараемся привлечь людей, работающих в бизнесе, творческой направленности. С теплотой вспоминаем Павла Александровича Чупрова – магазин «Бегемотик». Я ему очень благодарна, что на первых этапах поверил в нас, и благодаря его спонсированию, многим удалось помочь. Александр Литвинов по связям с общественностью хорошо координирует действия многих общественников, он открыт к диалогу.

 – Охотно ли воркутинцы занимаются благотворительностью?

– Воркута отличается  чуткими и отзывчивыми людьми. И предприниматели наши, несмотря ни на какие сложности, помогают. Воркута – город специфический, где каждый хочет друг другу помочь.

 – В чём заключается особенность или отличие вашего фонда от иных фондов?

– По всей России при сборе денежных средств 20%, остается на ведение административно-хозяйственной деятельности. Наш фонд, когда мы собирали денежные средства, все 100% отдавал детям. Это такое отличие и мы на сегодняшний день единственные такие.

 – Что является основной задачей? Вы можете подробнее рассказать о том, как ваш фонд помогает людям?

– Фонд выполняет функцию профилактики социального сиротства. Наша задача – собрать средства и целенаправленно их отдать, что и происходит; сохранить ребёнка и помочь мамам в сложных психологических ситуациях.

– Расскажите, как вы нашли первых людей, нуждающихся в помощи?

– Было уже несколько семей, которым мы помогали. Дальше помогло «сарафанное радио».

 – Кто чаще всего обращается  к вам за помощью?

– Большинство, конечно, одиноких мам, которые остаются с детьми.  Есть, кстати и папы, которые воспитывают детей: таких у нас двое. Есть у нас подопечные бабушки, которые взяли под опеку внуков. Но чаще, конечно, это женщины, которые оказались в сложной жизненной ситуации.

 – Кроме материальной помощи, вы оказываете, так сказать, моральную?

– Конечно! У нас существует юридическая, психологическая и материальная помощь. Сложность в том, что часто наши подопечные не хотят прибегать к помощи психологической. Помощь психологическая – это такая помощь, которую невозможно навязать. Человек должен сам понимать, что ему это нужно. Но только если есть желание, если есть у человека понимание, что ему нужна помощь.  В основном, конечно, хотят материальной помощи.

– Какой проект, реализованный фондом, вы считаете наиболее успешным? Почему?

– В России  очень много детских домов, и на сегодняшний день 80% детей, которые находятся в детских домах – социальные сироты. И поэтому, на сегодняшний день я горжусь проектом «Воркута – территория без сирот!» и проектом, направленным на помощь мамам в положении, по предотвращению отказа от детей на ранних этапах. Это такой проект, над которым мы и дальше будем работать.

 – Могут ли добровольцы прийти в свободное от работы или учёбы время и как-то помочь?

– Да, конечно, могут. Мы готовы предоставить человеку площадку, предоставить материалы, собрать группу детей. Может быть, он захочет присутствовать на акции. Мы открыты любому волонтёру. Как правило, волонтёры – люди, которые работают, или у кого неполный рабочий день и у них есть время.

 – Есть ли проблема нехватки людей в фонде?

– У нас три работника, которые получают заработную плату: это бухгалтер, психолог и юрист. Расширять штат мы не можем. Единственное, нам нужен руководитель благотворительных проектов и  акций, который возьмет на себе ответственность проведения различных благотворительных мероприятий.

 – Для чего Вы занимаетесь благотворительностью?

– Приятно, когда от многодетных мамочек, которым когда-то помогли,  приходят смс:  «Родила доченьку!» или « Родила сыночка!» Приятно, что ты стал частичкой изменения жизни в лучшую сторону. 

 – Какие есть преимущества такой работы – работы в благотворительности? С чем можно сравнить ощущения, которые Вы получаете?

– Есть такая фраза у Льва Толстого: «Ни с чем несравнимое чувство, если ты сделал хоть каплю добра». На сегодняшний день  мою душу могут зажечь только дети  и животные. Особенно дети до 7 лет – это те человечки, ангелочки, не испорченные миром.  И естественно помогая им,  душевно ты получаешь много. Но не бывает всё гладко. Благотворительность – это медаль с двумя сторонами: ты можешь получить и огромную радость, и огромное разочарование от действий определённых людей.  Радует, когда дети радуются. Я всегда говорю: «Для меня главное – улыбка ребенка!»

– Работаете ли вы еще где-то или фонд – ваша единственная работа?

– Фонд – это моя общественная деятельность. Сейчас я нахожусь по уходу за своим собственным ребёнком, который является ребёнком с ограниченными возможностями и находится на домашнем обучении. Соответственно, где-то работать  на полный рабочий день, я не могу. С сыном нужно сделать уроки, сходить к определённым специалистам – так и живём.

 – Как проходит ваш обычный рабочий день?

– У меня двое детей. Подъём у меня в 6 часов утра; отправляю дочку в школу. Затем бужу сына, мы завтракаем и бежим по специалистам. Если по здоровью всё стабильно:  у ребёнка хорошее самочувствие, мы делаем домашнее задание. С 14:00 до 15:00 нас посещает преподаватель. Потом возвращается дочь – у нас обед и дальше я отправляю её по кружкам. Время фонда у меня – вторая половина дня: с 17:00 до 19:00. Очень много времени у меня уходит, на то, чтобы отвечать на вопросы мам в интернете: очень много пишут, звонят. Конечно, мне тяжело совмещать общественную деятельность и семейную, потому что все проблемы детей я решаю сама. На жизнь я не сетую. Живу, как и все: у каждого свои проблемы, свои заботы.

– Что должно измениться в мире, обществе, чтобы стало меньше горя и несправедливости?

– Я всегда говорю так: «Прежде, чем что-то сделать кому-то, ты подумай, как будет больно тебе». Есть у меня такая любимая фраза: «Когда человек чувствует свою боль, он жив. Когда человек чувствует чужую боль – он человек». Мы все несовершенны. В том числе и во мне при всех достоинствах, есть такие же плохие, нехорошие качества, с которыми я борюсь. Что касается в целом негатива, я остаюсь при своём мнении, что всё начинается с семьи. Ребёнок, выросший в атмосфере доброжелательности, где родители друг друга любят и уважают, будет таким же. На сегодняшний момент я вижу глобальную проблему в отсутствии семейных ценностей. Сейчас людям страшно разбить айфон, а чужое сердце – нет.

 

Интервью: Дарья Маратканова, клуб начинающих журналистов «Полярная сова»

Фото: со страницы К. Казновой в сети «ВКонтакте»

 

 
Распечатать   4 374 просмотров