Аркадия Шипунова, руководителя ООО «Группа разведочных работ» в нашем городе называют не иначе, как главным геологом Воркуты. Некоторые чиновники, когда это слышат, начинают возмущаться, мол, такой должности не существует. Но на самом деле, если отбросить формальности, так оно и есть. Никто лучше него не знает угольную Воркуту. Никто не может дать более точного геологического прогноза, чем он.

Угольщики резко развернулись в сторону геологов

В свое время Шипунов предупреждал специалистов Карской горной компании, которые в августе этого года делали разведку в районе Карского побережья, что нет там хороших коксующихся углей, так нет же, не послушались. В итоге потеряли несколько десятков миллионов рублей, да так ничего и не нашли.

Угольщики Воркуты тоже долгое время не брали его советы в расчет. Теперь, убедившись в его правоте, резко поменяли свою политику. В последние годы они работают с геологами в одной упряжке, что называется, бок о бок, целиком и полностью доверяя их профессионализму.

Шесть угольных объектов за год – это рекорд

Как известно, предоставление недр в пользование для добычи полезных ископаемых разрешается только после проведения государственной экспертизы их запасов. А заключение государственной экспертизы о промышленной значимости разведанных запасов полезных ископаемых является основанием их постановки на государственный учет.

Так вот, в этом году Шипунов защитил в Государственной экспертизе запасов шесть (!) угольных объектов. Для сравнения, если руководитель предприятия защищает хотя бы один объект в год, для него это уже неимоверная удача, сродни профессиональному подвигу, а тут сразу шесть. «Такого и у меня в жизни еще ни разу не было», – признается Аркадий Петрович.

И все же самыми главными своими экспертами Шипунов считает горняков. «Они идут за нами след в след, – рассказывает он, – не успеем мы разведку провести и буровые станки убрать, как они уже свою технику на это место привозят. И если что не так, сразу к ответу призовут».

Главная задача – не допустить снижения добычи

По его словам, несмотря на то, что прошедший год был для возглавляемого им предприятия насыщенным и плодотворным, кризис все же заставил даже самые крупные горнодобывающие и металлургические компании скорректировать свои планы, что не самым лучшим образом отразилось на геолого-разведочном предприятии.

«Еще пару-тройку лет назад, – рассказывает он, – металлурги «НЛМК» и «Северстали» вели серьезную подготовку к строительству на Усинском месторождении сразу двух шахт по добыче угля. Сейчас уже понятно, что в ближайшей перспективе никакого строительства, видимо, не будет. Это слишком дорогое удовольствие, на строительство одной шахты необходимо от 40 до 80 млрд рублей. А в кризис обычно больших строек не затевают. Поэтому еще в прошлом году и мы, и АО «Воркутауголь», поскольку мы работаем в тесном сотрудничестве, пришли к выводу, что главная наша задача – поддерживать на угольных предприятиях Воркуты уже достигнутый уровень добычи, то есть примерно восемь миллионов тонн в год в угольной пачке, не допуская его снижения, чтобы все четыре шахты Воркутского месторождения, шахта «Воргашорская» и Юнь-Ягинский разрез работали стабильно, без сбоев. А для этого нужно только одно – своевременно готовить запасы к выемке на этих действующих угледобывающих предприятиях.

Разведка, разведка и еще раз разведка

Руководство «Воркутауголь» прекрасно понимает, что без разведки горизонтов и новых участков на уже освоенных месторождениях работать тяжело. Вот вам конкретный пример: на шахте «Воргашорская» подготовленных для добычи запасов, тех, которые не требуют дополнительной разведки, осталось всего лишь на четыре года, а потом все, шахту придется закрывать. Чтобы этого не произошло, компания «Воркутауголь» не далее как в этом году построила, по сути, новую шахту, наклонный ствол, комплекс поверхности, железную дорогу, погрузку и так далее. «С ноября прошлого года мы стали вести там разведочные работы, – рассказывает Аркадий Петрович, – пробурили более 12 километров разведочных скважин, оценили материал и пришли к мнению, чтобы шахта «Воргашорская» хорошо работала и добывала высококачественный коксующийся уголь, нужно выполнить дополнительно очень приличный объем геолого-разведочных работ. На южном фланге шахты «Воргашорская» имеется возможность прирезки к шахтному полю еще минимум 40 млн тонн запасов качественного коксующегося угля. То есть можно без проблем продлить шахте жизнь еще как минимум лет на 15. Так что все разговоры о закрытии «Воргашорской» преждевременны. Мы продлим ей жизнь не только на ближайшие 15 лет, но и гораздо дольше, – утверждает Аркадий Петрович.

Но недропользователю – «Воркутауголь» – придется серьезно вложиться в геолого-разведочные работы и пробурить там свыше 50 километров разведочных скважин, что, собственно говоря, мы сейчас и делаем».

Все дело в том, что в последние 20 лет в Воркуте никто не занимался геологоразведкой на освоенных месторождениях, там не пробурено практически ни одной скважины. Детальные разведки на полях действующих шахт проведены в 70–80-х годах прошлого столетия. Фланги шахты «Воргашорская» и глубокие горизонты шахт воркутской мульды в силу неблизкого по времени вскрытия запасов горными выработками были разведаны предварительно с очень редкой сетью скважин, в три-пять раз меньше, чем на верхних, сегодня уже отработанных горизонтах. «Там расстояние между соседними скважинами, – объясняет Шипунов, – местами бывает и по 500 метров, и по километру, это очень много, фактически должно быть не больше 250, а местами и 100 метров».

«Воргашорская» – самая любимая

Шахта «Воргашорская» у Шипунова любимая. На разведке он начинал работать будучи еще совсем молодым геологом, в 1975 году, и считает себя ее патриотом. «Я готов бесплатно работать, – восклицает он, – лишь бы моя родная шахта продолжала выдавать уголь на-гора».

Шипунова радует, что «Воркутауголь» сейчас целенаправленно выделяет инвестиции на геологическую разведку и уже не торгуется из-за каждой пробуренной скважины.

«Раньше ведь как было, – вспоминает он, – мы говорим, что тут десять скважин бурить надо, чтобы получить достоверные сведения, а нам отвечают: «Нет, можно только одну». А ведь такая недоразведанность приводит к очень печальным последствиям. Примеров можно привести много и на всех действующих предприятиях АО «Воркутауголь». К слову, в советские времена на «Воргашорской» постоянно работали по разведке с поверхности от двух до четырех буровых агрегатов круглогодично. В постперестроечные времена бурение прекратилось, экспедиция «Печоруглеразведка» была ликвидирована, но сейчас жизнь вновь заставила нед­ропользователя создавать свою буровую службу. Пока они запустили в работу один буровой станок, но это только начало.

Шахтеры углубляются

«Сейчас упор делается на разведку флангов и глубоких горизонтов действующих шахт, – рассказывает Аркадий Петрович. – В 2016 году выделены инвестиции на разведку запасов в центральной, неразведанной части воркутской мульды – на поле шахты «Заполярная». Геологоразведчикам предстоит выполнить большой объем буровых работ. Необходимо пробурить не менее 30 километров глубоких, от 600 метров до одного километра, скважин. Объем этих работ можно сравнить с разведкой поля шахты № 3 Усинского месторождения, где было пробурено столько же, но более мелких скважин. Но там было семь буровых агрегатов, которые почти беспрерывно работали целых два года». Вспоминаются слова из песни про Воркуту – «Воркута – шахты по кругу, Воркута – буровые гремят…». Это жизнь.

Юньягинский разрез углем обеспечен

В прошлом году геологи начали, а в этом закончили большой цикл работ по подготовке запасов к промышленному освоению на Юньягинском месторождении. В итоге было подготовлено к освоению три угольных участка, которые прошли государственную экспертизу и поставлены на баланс недропользователя. Если они будут рационально добывать переданные им запасы, а не оставлять их в недрах, то Юньягинский разрез гарантированно еще 5–7 лет будет работать.

На поле шахты № 33 – 100 млн тонн угля

Чтобы сохранить угледобычу на воркутской мульде на достигнутом уровне, надо вовлекать в промышленное освоение запасы поля шахты № 33, где находится не менее 100 млн тонн промышленных запасов коксующегося угля. Пласты залегают на небольших глубинах от 100 до 500 метров, и, естественно, там нет сложнейших горно-геологических условий, какие есть на действующих шахтах Воркутского месторождения, где все верхние горизонты уже выработаны и шахтеры добывают то, что осталось, образно говоря, на дне тарелки. Причем эти запасы недоразведаны. Эту доразведку необходимо было делать еще десять лет назад. Но мешала, как всегда, пресловутая экономия средств. Хотя эта экономия не всегда приводит к желаемому результату. В перспективе рассматриваются варианты отработки запасов поля шахты № 33 с действующей шахтой «Заполярная» и с выдачей угля через наклонный ствол с шахты № 33 напрямую на ЦОФ.

С наклонным стволом «Заполярная» – ЦОФ «Печорская» тоже не все гладко вышло, опять-таки из-за экономии средств на геологические изыскания. При проектировании ствола геологических изысканий не проводилось. «А если бы их провели, – делает вывод Шипунов, – то возможно его проложили совершенно в другом месте и наверняка бы уже построили.

Примерно такая же история произошла и при проходке наклонного ствола на шахте «Воргашорская». Иными словами, недостаток геологической информации приводит к огромным финансовым и временным потерям.

Будущее Воркуты Шипунов связывает только с развитием угольной отрасли.

«Замена действующим воркутинским шахтам, – говорит он, – Усинское месторождение. Рано или поздно угольщики начнут там строить шахты, ибо как ни старались ученые, но так до сих пор и не смогли найти замену коксу при выплавке высококачественной стали».

 

Галина Ильясова
Фото: Елена Царанова, из личного архива А. Шипунова
ЗАПОЛЯРКА-онлайн.рф

 
Распечатать   2 356 просмотров