Организатором II Международного фестиваля театров кукол «В гостях у Мойдыся», который проходит в Сыктывкаре на сцене Академического театра драмы, является Республиканский театр кукол из Воркуты. Почему на свой фестиваль хозяева приезжают в гости, где играют в отсутствие собственного помещения и как в Воркуту удается заманить лучших специалистов, БНК рассказал директор театра Игорь Ковалев.

Фото Сергея Паршукова

- Воркутинский театр кукол — единственный кукольный театр в республике – является организатором фестиваля, который проходит в Сыктывкаре. Почему «В гостях у Мойдыся» не проводите дома?

- До Сыктывкара добраться проще, чем до Воркуты — и практически всем участникам до столицы Коми ближе. До Сыктывкара можно доехать на автобусе, и большинство коллективов приехали на своем транспорте. До Воркуты автомобильных дорог нет, приехать туда, привезти огромное количество театров и спектаклей — это сумасшедшие деньги, да и зрителей столько не набрать.

Вообще-то, Воркутинский театр кукол — это Республиканский театр кукол, и представляет он всю республику. Но в 2011 году было принято решение: если Сыктывкар ближе, то проводим здесь, являясь организаторами, тем более что местные власти и министерство культуры идут нам навстречу.

Сначала получился межрегиональный фестиваль, который настолько понравился и стал востребованным, что мы решили сделать его международным. В прошлый раз к нам приезжали гости из Украины — коллектив из Симферополя, но теперь они уже стали Россией. В этом году у нас иностранный гость из Белоруссии.

- У театра есть проблемы со зданием. Может быть, если бы международный фестиваль проводили в Воркуте, на этот вопрос обратили внимание, и он был бы решен?

- У нас не то чтобы проблемы, у нас здание не свое. Раньше театр размещался в бывшем кинотеатре «Родина», который был построен в 1950-ые годы. Но здание стало аварийным, театр оттуда выселили, оставили только мастерские, которые совсем недавно мне удалось перевезти в новое помещение. А театр остался без здания совсем.

И его приютили в ДКШ — Доме культуры шахтеров. Здание огромное, там когда-то был кинотеатр «Спутник» – вроде как для театра кукол помещение почти идеальное. Все было бы хорошо, но здание находится в субаренде – «Воркутауголь» и «Северсталь» арендуют его у города, а мы арендуем у них, и, получается, у нас нет никаких прав на перестройки.

3.jpg

Вечная мечта актеров и директоров, которые были до меня, – иметь свое помещение. Я считаю, если у театра есть логотип «Государственный театр Республики Коми», он должен ему соответствовать, и уж во всяком случае иметь собственное помещение.

- То есть у себя фестивали вы проводить не можете?

- У нас были подобные вещи, мы привозили несколько коллективов, по-моему, Киров, Набережные Челны и Чувашия к нам приезжали. Это было еще до того, как я стал директором. Но, видимо, затраты были сумасшедшие. Да и кому интересно приехать на неделю на Крайний Север и показать три театра.

Мы же с каждым годом расширяем рамки фестиваля: сначала пять театров-участников, теперь семь, а кто-то собирает двадцать. В основной программе фестиваля «КУКАРТ» – его президент Давид Бурман является председателем жюри «В гостях у Мойдыся» – 42 театра. Вы думаете, нам такого не хочется? Мы готовы работать и в Сыктывкаре, нам в театре драмы хорошо, хоть это и не кукольный театр, где масштабы несколько меньше.

- Как вы считаете, в столице республики должен быть свой кукольный театр?

- Я думаю, что он не стал бы кому-то помехой. Тем более, здесь уже столько выпущено кукольных курсов, а театра кукол до сих пор нет. Наш же театр организовался сам по себе, возник в годы войны и ни на что не претендовал. Но это не называется «появился от нечего делать» — просто были люди, которым после ГУЛАГа не удалось сразу уехать на родину. Профессиональный статус театр кукол в Воркуте получил только в 1955-м году, то есть сейчас мы отмечаем 60-летие. И, так совпало, что фестиваль проводится в юбилейный год.

Нужен или не нужен кукольный театр в Сыктывкаре – не мне решать. Наш театр возник там, где он возник, и сейчас представить, что этого театра там не будет, просто невозможно. Все, кто живет в этом городе, выросли в этом театре, и они приводят в него уже своих внуков.

- Что-то особенное к юбилею готовите?

- Успеть бы, когда столько дел. В юбилейный сезон мы выпустили четыре спектакля, а в прежние времена — бывали такие периоды – в театре выпускался один спектакль в три года. Сейчас в Сыктывкар мы привезли «Маленькую ночную серенаду», которую буквально только что поставили, тут же надо организовать фестиваль, потом начнется новогодняя кампания, а следом юбилей театра. 60 лет нам исполнится в декабре, но не думаю, что раньше февраля мы сумеем это отпраздновать, потому что работы невпроворот.

- В «Маленькой ночной серенаде» так много спецэффектов. То есть театр использует самые последние технологии?

- Это называется анимация. Есть люди, которые говорят: нам кино показали, а не спектакль. Я думаю, этим людям показалось, что анимации было слишком много. Работает кукла, а то, что водичка, облачко появилось — это эффект, все остальное — дело актерских рук, художников и режиссера. Там шесть лампочек за сеткой и проекция, которая на этой сетке останавливается, – и все.

Художником-постановщиком спектакля стал Андрей Запорожский — один из самых именитых художников в мире. Меня все спрашивают, как удалось его заполучить. Это личные знакомства, и он уже в третий раз ко мне приезжает. Причем на постановку «Перы-богатыря» он прилетел сразу после сдачи спектакля у Додина (Лев Додин — художественный руководитель Театра Европы (Санкт-Петербург) — БНК).

А какая музыка – только Моцарт. Я этот спектакль придумал давно, решил написать под грант и получил его. Согласитесь, «Маленькую ночную серенаду» можно показать в любой стране – языковой барьер отсутствует, возраст тоже может быть любой. Мы зрителям дарим море впечатлений и хорошую музыку, а ведь очень важно, чтобы ребенок в маленьком возрасте слушал настоящее, а не лязг и скрежет.

2.jpg

- В постановке театра кукол из Удмуртии «ПроЖить» как раз использовался лязг и скрежет.

- Ну, там война, там беда была, но это очень здорово сделано. Я люблю, когда используется живая музыка. Кроме того, очень интересный режиссер, художник, они используют массу приемов, и те, кто никогда не был в театре кукол, на этом спектакле смогут увидеть, какое существует разнообразие жанров. Они только марионеток не показали и планшетных кукол.

- А воркутинский театр кукол какие жанры предпочитает?

- До марионеток я еще не дотянулся, но мне хотелось бы создать маленький марионеточный спектакль, чтобы познакомить зрителей с этой чудной кукольной техникой. Для этого надо будет обучать наших молодых актеров, я думаю, мы обязательно к этому придем.

Но и «Маленькая ночная серенада» была для нас абсолютно новым жанром — мы показали теневой и световой театр, в Воркуте, естественно, такого никто не видел, да и в Сыктывкаре, наверное, тоже. Тем более, что здесь реже видят кукольные спектакли.

В прошлом году я организовал гастроли «Крупный формат». Почему такое название: чтобы привезти хороший спектакль в другой город, необходимы декорации. Отправлять их багажом стоит больших денег. А когда багажных вагонов нет — с ними вообще проблема, – приходится грузить в купе — отдельное место для каждой декорации. В рамках «Крупного формата» мы приехали в Ухту и показывали спектакли в том виде, в котором они идут у нас в театре. После спектаклей бабушки и дедушки благодарили нас за то, что впервые увидели настоящий театр кукол. Обычно же приезжают или ростовые куклы, или «сторублевики» выступают по детским садам, и никто не задумывается, что это за люди и какое отношение они имеют к кукольному театру.

- Вы работаете только для детей?

- Так сложилось – даже где-то к сожалению, – что практически весь репертуар наш посвящен детям, и мы долгие годы называли и считали театр детским. Но это искусство для всех, не только для детей. Очень многие спектакли взрослые просят показывать вечерами. Например, мы только поставили «Алые паруса», и сразу стали приходить заявки на вечерние показы.

- Кадровый вопрос для вас проблемный?

- Специалисты всегда нужны. У нас маленькая труппа — всего девять актеров, и пока есть одна вакансия. Очень многие актеры приходили к нам со школьной скамьи – учились прямо в театре. Но многих сократили – оптимизация началась не вчера, в последние годы нас уже не трогают, потому что дальше сокращать некуда. Хочется развиваться, иметь штат побольше, собственное здание. Мы готовы оставаться лицом республики в этом жанре, но пока работаем в тех условиях, какие есть.

- Удается выезжать за пределы Коми?

- Практически нет. По республике мы ездим потому, что это как-то завязано с нашим госзаданием, а за пределы — только за свой счет, что в наше время тяжело.

В прошлом году мы вырвались на фестиваль «Рабочая лошадка» в Набережных Челнах и привезли оттуда три славных приза. В этом году мы бы могли поехать на фестиваль в Йошкар-Олу, но там показывают только спектакли по Андерсену. Три «Дюймовочки» туда и так уже везут, и у нас тоже «Дюймовочка». В соревновании «Дюймовочек» участвовать не хочется, да и детки-то идут одни и те же, что они, каждый день будут один спектакль в разных версиях смотреть?

- Показана почти половина конкурсной программы «В гостях у Мойдыся». Уже можно говорить о том, насколько этот фестиваль отличается от предыдущего и каково качество спектаклей?

- Сейчас судить еще рано, большую часть спектаклей мы пока не видели. Но кто-то — Ижевск, Набережные Челны — приезжают к нам уже в третий раз. Наблюдать друг за другом, смотреть, как театры развиваются, очень интересно.

БНК

 
Распечатать   1 256 просмотров