В январе в поселок Каратайка забежал дикий песец, которого растерзала домашняя собака. Песец оказался бешеным. Зараженная собака позднее напала на своего хозяина и покусала его. Мужчину удалось спасти, но он до сих пор лечится от бешенства.

7 марта в поселок Усть-Кара тоже забежал песец, его отстрелили, проверили, диагноз тот же – бешенство. Сразу же после этого вышел указ губернатора Архангельской области и разработан план мероприятий по ликвидации очага бешенства животных на территории Ненецкого автономного округа, который обязывает оленеводов провести вакцинацию собак.


Руководители хозяйств ПСК «Оленевод» и СПК «Красный Октябрь» (часть пастбищ этих кооперативов находится на территории Ненецкого округа) без промедления отправили в тундру всех своих зоотехников, и в течение двух суток они провели все необходимые мероприятия.

Неохваченной осталась группа оленеводов-частников, которые сейчас находятся между этими поселками и Воркутой. Их стада охраняют множество собак. Они легко могут стать очередными жертвами диких животных, потому что им вообще никогда не делают никаких прививок. Георгий Пасынков решил не ждать, пока эта беда придет в Воркуту, и помочь провести вакцинацию. На прошлой неделе экспедиция, в состав которой вошли два ветеринарных врача, в том числе и из Республики Коми (он прибыл в Воркуту в экстренном порядке), а также участковый уполномоченный полиции, выехала к частникам в тундру, чтобы сделать уколы собакам, с которыми дикие животные контактируют в первую очередь.

Но поставить барьер распространению этого опасного заболевания им не удалось. «Мы посетили семь стойбищ, – рассказывает Георгий Петрович, – но оленеводы наотрез отказались от проведения вакцинации – «колоть своих собак не дадим!». И никакие уговоры не смогли заставить их изменить это решение. Нашу экспедицию на протяжении двух дней сопровождали частники на снегоходах, которые на очередном стойбище давали команду – вакцинацию не проводить. Они постоянно с кем-то перезванивались и консультировались.

В результате этого ничем не обоснованного противодействия ветеринары были вынуждены составить протоколы о нарушении административной ответственности, и, уверен, за этим последует незамедлительная реакция и республиканской ветеринарной службы, и Роспотребнадзора. Кстати, те, кто консультирует безграмотных оленеводов, забывают о том, что за нарушение закона о ветеринарии предусмотрена уголовная ответственность». В итоге конфликт между оленеводами-частниками и членами двух оленеводческих кооперативных хозяйств ПСК «Оленевод» и СПК «Красный Октябрь» уже вышел за пределы хозяйствующих субъектов на более высокий, республиканский, уровень.

Напомню, ситуация обострилась из-за участившихся набегов оленеводов-частников на земли, по закону принадлежащие этим двум хозяйствам. И если раньше такие конфликты решались мирным путем, кооперативщикам достаточно было попросить частников покинуть их земли, и они тут же сворачивались и уходили, то теперь напрочь отказываются это делать. Чтобы не доводить дело до суда, председатель СПК «Красный Октябрь» Георгий Пасынков пригласил сесть за стол переговоров представителей всех заинтересованных сторон, надеясь убедить их в своей правоте, но разговор не получился.

– На встречу прибыли два человека, – рассказывает Георгий Петрович, – Степан Семенович Валей и Дмитрий Николаевич Будин. Разумеется, в первую очередь мы попытались выяснить их полномочия. Имеют ли они право представлять интересы оленеводов, которые сейчас находятся на наших пастбищах?

Валей представился председателем общины «Тыбертя», но при этом не предъявил ни одного документа, подтверждающего это. Не исключено, что такая община фактически существует, но юридически она нигде не зарегистрирована. А без этой регистрации в установленном законом порядке его полномочия не имеют никакой юридической силы. Что касается господина Будина, то он пояснил, что представляет интересы Валей, и тоже не предъявил никаких документов. Какой отсюда можно сделать вывод? А вывод только один – это самозванцы, которые по закону не имеют никаких прав представлять чьи-либо интересы.

Тем не менее, мы сели за стол переговоров, – говорит Пасынков, – представили все документы, подтверждающие наше право на землю, и даже ответ Печорской природоохранной межрайонной прокуратуры, куда мы обращались, чтобы получить правовую оценку законности наших действий. В этом письме прокуратура рекомендует нам обратиться в судебные органы по возмещению причиненного ущерба и незаконного самозахвата земель оленеводами-частниками.

Но люди есть люди, иногда им тоже нужно дать добрый совет, чтобы они вы­брали правильное направление. Поэтому мы предложили им на выбор несколько вариантов решения этого злободневного вопроса. Прежде всего, они должны официально зарегистрировать свою общину в администрации города. Это необходимо, чтобы получить статус юридического лица. Затем нужно подать заявку в администрацию города Воркуты, чтобы общине были отведены земли для ведения хозяйства. Сегодня есть пустующий уголочек земли между Уральскими горами и восточной границей ПСК «Оленевод», который можно сдать в аренду. Мы на него не претендовали, прекрасно понимая, что там проживают оленеводы-частники. Община может использовать эти земли по своему усмотрению, никто в их хозяйственную деятельность вмешиваться не будет.

– Георгий Петрович, это осуществимый вариант?
– Вполне. Но он связан с большими денежными затратами. Во-первых, с 2005 года согласно Земельному кодексу вся земля является государственной собственностью и должна предоставляться, независимо от того, юридическое это лицо или физическое, только в аренду. А за аренду надо платить. На сегодняшний день в нашем регионе самая высокая арендная плата по России. СПК «Красный Октябрь» платит за аренду только в Воркутинском районе 108 тысяч рублей ежегодно. Для сравнения: за аренду в Ненецком автономном округе, где у нас точно такой же по размерам участок, мы платим около двух тысяч рублей в год. А в Ямало-Ненецком округе аренда вообще копейки стоит – не более 200 рублей в год.

Администрация Воркуты тоже может ввести для оленеводов-частников такую же мизерную плату, если, конечно, депутаты горсовета примут решение. И это было бы справедливо. Тогда бы у частников появилась реальная возможность организоваться и они бы спокойно трудились в рамках своих границ и не посягали на чужие территории. Мы бы даже сами за них платили эту мизерную арендную плату, лишь бы они нам не мешали! На худой конец, если частникам не удастся зарегистрировать свою общину, мы сами готовы взять эту землю в аренду и передать им на условиях субаренды. Надо же когда-то им начинать жить цивилизованно. По-другому уже не получится.

Но аренда для юридического лица – это не самые большие затраты. Община обязана будет платить налоги и взять на себя нелегкое бремя всех остальных хозяйственных расходов. В воркутинском ПСК «Оленевод» с каждого заработанного рубля по 62 копейки уходит на налоги и другие необходимые государственные платежи. А ведь помимо этого и специалистам нужно заработную плату платить, ветеринарному врачу, бухгалтеру. Одно только межевание земель более миллиона рублей стоит. Даже в таком крепком хозяйстве, как наше, мы до сих пор не можем это сделать, потому что у нас не хватает денег. Так что оленеводство – далеко не самый выгодный бизнес, как привыкли думать многие.

– Но государство вам ведь тоже помогает…
– Не спорю, государство помогает, но этих субсидий хватает только лишь на то, чтобы покрыть убытки. К тому же в обмен на эту помощь оно требует продукцию, чтобы на прилавках магазинов всегда было мясо. Два наших хозяйства эту задачу выполняют. Мы перерабатываем в общей сложности более 200 тонн оленины.

И община тоже будет вынуждена выполнять эти условия. По-другому не будет. А они сейчас забивают только для своих нужд и интенсивно наращивают поголовье.

– Выходит, вы обеими руками за то, чтобы частники создали свою общину?
– Это был бы для нас идеальный вариант. Тогда бы вообще все вопросы отпали сами собой. Они ведут свое хозяйство, мы свое – и никто никому не мешает.

– А другие варианты есть?
– Есть еще один вариант – это вступление в наш кооператив. Но мы требуем неукоснительного соблюдения нашего устава. Во-первых, выпас оленей должен производиться строго по определенному маршруту, с севера на юг и обратно. Оленеводы должны в корне поменять свой менталитет, вести кочевой образ жизни, чтобы сохранить земли для потомков. Во-вторых, мы требуем регулировать численность оленей, их в хозяйстве должно быть столько, сколько в состоянии прокормить эта земля. Бесконтрольно наращивать стада – значит обрекать оленей в будущем на голодную смерть. В-третьих, обязательно проводить вакцинацию животных. Главный специалист в животноводстве – это ветеринар. Он должен следить за тем, чтобы делались прививки от сибирской язвы, некробактериоза, бруцеллеза, бешенства и т. д.

– У вас есть опыт подобного сотрудничества с частниками?
– Да. Несколько лет назад мы создали две бригады частников, которые вошли в состав нашего кооператива. Сейчас они строго соблюдают устав. У них идет трудовой стаж, налоги мы за них платим, деньги за свою продукцию они получают.

 – Что вы сейчас намерены делать?
– Прежде всего, в законодательном порядке заставить частников уйти с наших земель. Если возникнет необходимость, помочь им в организации общины. И, конечно же, не допустить разрастания этого конфликта. Но терпение наших оленеводов на пределе. Насколько его еще хватит, я не знаю. Но до «войны» дело доводить недопустимо. Надо искать компромисс.

 

Текст: Галина Ильясова
ЗАПОЛЯРКА-онлайн.рф

 
Распечатать   1 302 просмотров