В последние годы до сотни воркутинских домов из-за деформаций, происходящих в их конструкциях, находятся в поле зрения специалистов Геокриологической службы РК. В большинстве случаев причиной этих деформаций являются вечномерзлые грунты, на которых построен наш город. Причем, в отличие от других северных регионов России, мерзлота у нас «вялая». При малейших изменениях условий на поверхности грунтового массива, неизбежных при строительном освоении, эти грунты оттаивают и дают осадку. Поэтому задача обеспечения стабильного температурного режима грунтов в процессе эксплуатации является главной для любого здания или сооружения.

В годы активного развития в Воркуте работал первый на Крайнем Севере научно-исследовательский институт оснований и подземных сооружений, основанный еще в 1936 году. Его специалисты разрабатывали способы строительства на вечномерзлых грунтах, выдавали конкретные рекомендации для многих строительных объектов, возводимых в нашем городе и других северных регионах страны. С сокращением объемов строительства на Севере институт был ликвидирован, но уже через год, в2006 г., в связи с важностью проблемы на республиканском уровне было принято решение организовать Геокриологическую службу Республики Коми, базирующуюся в Воркуте. Задача службы – сохранение и поддержание устойчивости зданий и сооружений.

– Мы занимаемся выявлением подвергшихся наибольшим осадкам и продолжающих деформироваться зданиями, в надземных конструкциях которых имеются и развиваются трещины, перемещения строительных элементов, перекосы, – рассказывает руководитель службы Евсей Максименко, – а затем разрабатываем рекомендации по поддержанию и восстановлению их устойчивости. Выполнять эти мероприятия должны организации, занимающиеся эксплуатацией, в том числе управляющие компании, но по ряду как объективных, так и субъективных причин делается это не всегда. Сегодня почти никто не занимается основаниями и фундаментами домов – определяющими элементами конструктива здания в целом. Например, в средствах, которые город получает из Фонда реформирования ЖКХ, изначально не заложены деньги на выполнение этих видов работ. В подобных условиях наша цель – разрабатывать малозатратные и несложные работы по эксплуатации. К ним в первую очередь относятся – содержание в проектном режиме подвалов, подполий, недопущение проливов и замачивания грунтов оснований, ремонт и усиление фундаментных балок, ростверков и т. п. Не менее важно следить за сезонно-действующими охлаждающими установками (СОУ). Их работа обеспечивает вынос тепла, поступающего от здания, из основания и обеспечение необходимой несущей способности грунтов. Сейчас в городе их обслуживанием практически никто не занимается, а эти установки – такой же конструктивный элемент здания, как, например, фундаменты. Говоря об устойчивости зданий на вечномерзлых грунтах, нельзя не подчеркнуть, что по действующим нормативам все здания должны оборудоваться термометрическими скважинами. Начиная с конца 70-х годов прошлого столетия, при строительстве зданий в Воркуте подобные скважины устраивались в подпольях и подвалах. Выполняя измерения в них, специалисты могли оценить, в каком состоянии находится грунты под зданием, но за ними также никто не смотрит. Практически все они открыты, забиты строительным мусором, а значит, проводить измерения невозможно. Сейчас мы в большинстве случаев оцениваем состояние оснований и фундаментов строения по косвенным признакам – проводим нивелировку конструкций, замеры температур в подвалах и подпольях, ставим маяки, которые информируют о перемещениях строительных элементов дома. К сожалению, не всегда находятся средства для финансирования необходимых работ по контролю устойчивости. Так, два года назад администрация не нашла денег на проведение подробных изысканий на территории, прилегающей к обрушающемуся склону Шахтерской набережной. Шесть скважин для необходимых исследований у домов, расположенных на набережной, наша служба делала за свой счет. Этого, бесспорно, мало, но уже сейчас по полученным результатам можно уже сделать некоторые выводы: разрушение склона продолжается, однако скорость процесса весьма невелика, связи между обрушением склона и устойчивостью зданий не обнаружено. Эксплуатация зданий в настоящее время никаких опасений не вызывает, но наблюдения за склоном и жилыми домами продолжаются.

Что касается городских зданий, где процессы деформирования продолжаются, здесь, по словам специалиста, делать какие-либо прогнозы на будущее практически невозможно, необходим постоянный контроль за их техническим состоянием. Для обоснованного прогноза их устойчивости непременным условием является рассмотрение первичной проектной и исполнительной документации, которые должны храниться у эксплуатирующей организации. Однако в подавляющем большинстве случаев найти ее практически невозможно. Исключение – институт «Печорниипроект», в архиве которого сохранилось большое количество уникальной проектной документации.

В свою очередь почетный архитектор РФ, бывший главный архитектор города Виталий Трошин уверенно заявляет: если немедленно не начать заниматься контролем эксплуатации зданий и сооружений, вплоть до того, чтобы создать специальную службу, которая будет заниматься этой проблемой, Воркута простоит еще не более 15 лет. Дальше мы столкнемся с необратимыми последствиями своей халатности – начнут разрушаться пяти-, девятиэтажные дома. Шахтерская набережная, бульвар Шерстнева, улицы Некрасова, Тиманская, Димитрова, Лермонтова – вот неполный перечень районов города, нуждающихся в постоянном наблюдении специалистов. И это без учета поселков, где также многие дома уже давно стоят на стяжках.

– Яркий пример подвижности мерзлоты – угловая вставка в доме 15 по бульвару Шерстнева, на месте которой сейчас находится магазин «Дар», – рассказывает Виталий Трошин. – Одна из ее свай при строительстве уперлась в окатыш, а он в свою очередь стал двигаться вместе с мерзлотой. Именно поэтому постройка перед самой сдачей в эксплуатацию «отошла» от дома. Также активное падение грунта от скалы сейчас идет между ЦДБ и ВЭС. Благо, Дом быта стоит на этой самой скале, и пока на здании это никак не сказывается. И таких районов в городе довольно много. Один из самых сложных участков – Тиман. Причиной тому – разные виды мерзлоты в этом районе. На отдельных участках перед строительством грунт даже промораживали, чтобы обеспечить фундаменту большую стабильность. В каком состоянии сегодня находится мерзлота на этих участках, никто не знает. В Воргашоре тоже неспокойная ситуация, так как некоторые районы поселка построены на грунтах с особо вялой мерзлотой и контроль здесь не производился с 2003 года. В отдельных домах там стоят «керосинки». Эти установки забуривают возле свай и заполняют глицерино-керосиновой смесью, которая поглощает тепло. Однако смысл в них есть тогда, когда за составом периодически наблюдают, а сейчас этого никто не делает. Не в лучшем положении находится и Железнодорожный жилой район. Его проектировали и строили работники компании «Ленгипротранс». Они не владели методикой расчетов строительства на вечной мерзлоте, а к нашим специалистам не очень-то прислушивались. По этой причине многие здания там развалились еще до ввода в эксплуатацию.

Еще одной из немаловажных причин нестабильности города Виталий Трошин назвал экономию местных властей при застройке, а также частое нарушение генерального плана строительства города, которое оправдывали недостатком средств в бюджете. Например, улицы Пирогова, Гагарина, Мира и ТЭЦ изначально должны были «лучами» спускаться к самой реке, разделяя мерзлоту на типы. Так было легче разрабатывать проекты и исключало строительство одного дома на различных грунтах, имеющих разные условия сохранения. Изменение проекта привело к тому, что на том же Тимане дома были построены совершенно в противоположную сторону, так было удобнее строителям, которые забыли про особую специфику Севера. На месте Шахтерской набережной и близлежащей части улицы Димитрова по первоначальному плану застройки жилых домов вообще не должно было быть – там планировали создать спортивно-оздоровительную зону. Связано это было в первую очередь с геологическими особенностями территории. На всей протяженности улицы Гагарина ранее был природный овраг, где протекала подземная река, и проект создавался таким образом, чтобы строения не преграждали ей путь к реке Воркуте.

– Позже все переиграли и на ее пути поставили нашу знаменитую «Китайскую стену», – говорит архитектор. – В том числе и по этой причине часть Шахтерской набережной сползла в реку – скопившиеся за годы подземные воды берут свое. Похожую мини-ситуацию мы сейчас можем наблюдать в городском парке. На этом участке также много грунтовых вод, и при строительстве стенок озера надо было обязательно делать дренажную систему. Ну и тут власти решили сэкономить, и сейчас видно, как воды выдавливают фрагменты стенок в озеро. На нормальное строительство городской музыкальной школы тоже денег не нашли. На этом месте здание надо было поднимать на три метра, но делать этого не стали и просто посадили его в яму. Вообще, когда речь заходила о строительстве социально значимых объектов, на генплан редко обращали внимание. Возводили их преимущественно на самых видных местах, но не учитывали, можно там строить или нет. Сейчас эта разовая экономия и выходит нам боком. Я несколько лет работал в Финляндии и видел, как там делают расчеты строительства зданий. Самые важные моменты – интервал между капитальными ремонтами и средства, затраченные на строительство. На последнем финны никогда не экономили – делали все фундаментально, так как понимали экономическую выгоду для будущих поколений. У нас же на всем эокномили и, как говорится, доэкономились…

Исключает Виталий Трошин и влияние на мерзлоту пресловутого глобального потепления, тем более, что для нашего города оно совершенно условное. Грунты в Воркуте «гуляли» всегда, а вот участившиеся из-за изношенных коммуникаций протечки и оборудованные предприятиями подвальные помещения, вне всяких сомнений, согревают почву под зданиями. Впрочем, порывы и теплые подвалы – явление не вчерашнего дня, одно «но» – если раньше состояние мерзлоты всегда было на контроле, то в настоящее время ситуация пущена практически на самотек. А причина все та же – экономия. Прежние руководители города отказались от услуг вышеупомянутого научно-исследовательского института, после чего, собственно, он и был закрыт. Работающая сегодня в Воркуте Геокриологическая служба, в штате которой числятся всего шесть человек, по мнению архитектора, при всем желании не в состоянии полностью отслеживать ситуацию и проводить научные исследования, как это было ранее.

– Мы перестали чувствовать опасность Севера, – считает Трошин. – Начинаем беспокоиться и что-то делать только тогда, когда уже видим результат подземных процессов – трещины на домах, деформацию конструкций, провалы на дорогах. А ведь всего этого можно было бы избежать, если бы специалисты НИИ продолжали заниматься своим делом. Сейчас же наша задача – хотя бы сохранить город, и начинать это делать надо уже сегодня.

В завершение беседы Виталий Трошин заверил, что за судьбу нового спортивного комплекса, который строится сегодня на улице Димитрова, можно не беспокоиться. Если строители все сделают по проекту – стоять он будет не одно десятилетие. Несмотря на довольно проблематичный участок, сваи комплекса вбиваются в скалу, поэтому никакие подводные течения или оттаивание мерзлоты его фундаменту не страшны.

 

Текст: Елена Крышмар
Фото: Дмитрий Бутов
ЗАПОЛЯРКА-онлайн.рф

 
Распечатать   2 348 просмотров