"В меня стреляли. Я стрелял." Фото ru-read.ru

По понятиям

Он не намного младше – лет сорок с прицепом. Симпатичный, спокойный, женат, двое детей. В Сыктывкаре не так давно: почти никого не знает, кроме своих – воркутинских. Как-то в тёплой компании сидели на кухне (первый этаж обычной многоэтажки). Вдруг за окном пролетело что-то и шмякнулось об асфальт… Противно так. Вышли… Придурошный сосед выкинул собаку с седьмого этажа.

Безобиднейший пёс – любимец двора. Лёха (назову его так) озверел. От расправы придурка спас участковый (я его сразу вызвонил). Но я запомнил Лёхин взгляд: там была смерть…

По-честному: мне того урода было не жалко. Жалко было Лёху – сел бы конкретно из-за придурочного нелюдя. А того потом отпустили. Бухает, как и прежде. Кого ещё он убьёт? Кого-нибудь такого же беззащитного – сто пудов.

Так я познакомился с воркутинским бандитом. Группировка Ифы-Козлова. Или – наоборот. Не суть. Факт, что на её счету десятки трупов: своих, чужих и просто посторонних.

Начиналось всё просто: улица на улицу, двор на двор, посёлок на посёлок. Махались от души. Делать-то нечего. Воркута – столица мира! В Сыктывкар ездили подраться. Шухеру навели сыковским центровым. Потом – армия. Чечня, будь она неладна. Постреляли.

Потом – куда? Пошёл в ментовку. Правды нет, советская Россия продана, остался труд за две копейки… Заехал в рыло начальнику. Пришлось уйти. А куда уйти? Вот тут Ифа и подвернулся. Там пригодился.


Всё схвачено

– Так ты когда решил бандитом стать?

– Ну зачем так-то? Бандит… На мне крови безвинной нету. В меня стреляли. Я стрелял. А как ты хочешь? По-другому не получалось. Где оно – государство твоё?

– Есть же закон.

– Не смеши. У нас все менты на довольствии были. Закон! У кого ствол – у того и Закон. А у нас их не меряно. Мы тренироваться ездили на военное стрельбище под Москвой. Таких стволов у меня в Чечне не было. И – вообще… Что ты понимаешь? Интеллигенция…. Нам шеф запрещал без «броников» ходить. Это ещё когда с Шурупом разбирались. Я как-то лажанулся: проспал и без жилета в контору пришёл. Отжиматься заставил…

– Сколько раз?

– Сколько надо. Между прочим, мы и друзей своих убитых не забываем. Свечки, молебен – всё как положено. И дурь у нас в запрете. Кто попадётся – не чикаемся. Зачем такому жить? Нас подставлять?

– Ну ладно… Вы такие белые и пушистые. Только своих отморозков мочите. А зачем убили Кальниченко?

– А кто убил? Ты знаешь? И я не знаю… Это Харуки замутили. Сало за это наказали. Вот он был конкретный отморозок. А ничего, что Харуков этих крышевал не кто-то, а Толя Чистяков (Анатолий Чистяков – начальник Межрайонного отдела по борьбе с организованной преступностью – МООП)? Ни одна собака не могла к ним подойти. ОМОН охранял! А что, убийство самого Ифы с женой раскрыли? Ну да… Нашли через два года стрелочников… В могиле. Да и не искал никто!

– Но был же начальник милиции. Уважаемый человек.

– Чистяков ему не подчинялся. У него крыша была здесь – в Сыктывкаре. Уважаемый человек… Ну – да… Только интересно было видео с допросов смотреть, которое этот самый «уважаемый» Козлову за бабки продавал.

– Что, прямая запись?

– А то… Потом братков на перо и сажали. Да не… Чё говорить тут? Что там – Гервик? Ты думаешь, что Шпектор не при делах? Да к нему Джек (лидер конкурирующей группировки, вор в законе, депутат Госсовета РК Евгений Леонтьев – ред.) дверь ногой открывал.

– Так его ж убили…

– Правильно! А – за что? И – кто убил? Нашли? А вашего Азизова (вор в законе, лидер сыктывкарской группировки, впоследствии ставшей «пичугинской» – ред.) кто подстрелил? Он тоже к Спире на приёмы ходил. Не убили, но напугали: будьте нате! Это ж надо – рожок расстрелять, гранату кинуть и не убить! Профи! Нашли? И не найдут! Всё схвачено по-взрослому.

Горизонталь

Вот не самый полный перечень заказных убийств 90-х «по Воркуте»:

Весной 1994 года при вскрытии «почтового отправления» была смертельно ранена мать Александра Агаджаняна, у которого до этого был конфликт с Олегом Циплинским.

14 мая 1995 года возле городского ресторана «Север» был расстрелян из автомата неизвестным киллером Григорий Кащук. После чего в зале ресторана открыл стрельбу друг убитого Юрий Мещеринов. В итоге погибли ещё три человека. Мещеринов был связан с предпринимателем определённого толка Владимиром Ифа и его другом Юрием Козловым.

20 декабря 1995 года года был изрешечён автоматными пулями в собственной «Волге» депутат Госсовета РК Евгений Леонтьев, из мелкого жулика по кличке Джек выросший в крупного бизнесмена-депутата.

15 апреля 1996 года был застрелен из пистолета в подъезде своего дома бывший милицейский оперативник, преуспевающий директор фирмы «Виктор» Виктор Рысев, который способствовал становлению бизнеса Владимира Ифы.

27 декабря 1996 года неустановленный киллер таким же образом расправился с предпринимателем Григорием Кальниченко, которого опекали братья – бывшие сотрудники милиции.

В конце марта 1997 года в Москве были застрелены Владимир Ифа и его жена. Младший брат Владимира Олег вместе с упомянутым Юрием Козловым и Владиславом Цикиным за полтора месяца до этого «наехали» на конкурента Владимира Ифы Анатолия Харука, брат которого Александр официально занимался весьма прибыльным бизнесом. Вся троица позже была осуждена.

18 апреля 1999 года был убит и Анатолий Харук. Его расстреляли из автоматов двое киллеров в тренажёрном зале спортивно-культурного комплекса «Цементник».

24 октября 2001 года предприниматель Александр Можаев из посёлка Воргашор, заочно обучавшийся на юриста, был застрелен при выходе из горного института неустановленным киллером. А накануне был освобождён из исправительной колонии и вернулся в Воркуту Юрий Козлов, который за «наезд» на Анатолия Харука был приговорён к семи годам лишения свободы.

21 января 2002 года в Воркуте были взорваны «Жигули», припаркованные рядом со спортивным залом «Шахтёр» по улице Ленинградской. В результате взрыва получили ранения четыре человека, двое из них – смертельные. Трагическое происшествие, судя по всему, было криминальной разборкой. Один из погибших, Александр Агаджанян, считался лидером ОПГ и находился на специальном милицейском учёте. Здание УВД Воркуты находится через дорогу от названного спортзала, в нескольких десятках метров.

– Лёха, вот объясни мне… Зачем столько трупов? Что, по-мирному нельзя было решить?

– Посмотрел бы я, как ты «по-мирному» с Репой или Шурупом договорился… Вот «воргашорские», «промышленные» и «северные» к нам мирно присоединились. Но это заслуга лично Козлова и «товарищей» из ментов. Их тогда Можаев пас, но и его лет десять, как замочили… Кстати, я точно не знаю, конечно, но сдаётся, что менты нас и «организовали». Больно уж «татары» в городе оборзели.

– Это которые под «Вовой-грузином»? Почему – «татары»?

– Да… У нас в паспорта не смотрят. Там сначала татарин был: Шагавалиев… А вообще шеф с Ифой нормальную контору сделали: полный контроль, дни рождения – вместе, планёрки, машины бронированные, на отдых выезжали… В один дом переселились: охрана, видеонаблюдение, ментовскую волну слушали. Ржачка, я тебе скажу… У нас беспредела не было. Даже новичков принимали только по рекомендации. Порядок – лучше, чем у ментов. Так что мы быстро всех в норму привели.

– Ну а убивать зачем?

– На войне, как на войне. Воркута – город маленький. Все друг друга знают. У всех стволы на кармане. Тут слабину нельзя давать.

– А с другими как разбирались?

– С другими делить особо нечего. С «пичугинцами» договорились (ОПГ Сыктывкара – ред.) Да и с другими тоже: бухали вместе и с «вагоновскими» (Нижний Новгород – ред.) и с «солнцевскими» (Москва – ред.). По Питеру общались с «тамбовскими» и «северней». Там всё нормально было. У нас свой бизнес. У них – свой.

– Неужели ты думаешь, что ваш «шеф» так-таки со всеми договорился? Есть ведь и в погонах приличные люди. Сядешь ведь всё равно.

– Может, и сяду… Отсижу и выйду. Да и жизнь наша – что твоя, что моя – на воле мало чем от зоны отличается. Жаль только, что все эти менты вряд ли на зону пойдут. На Камчатке отсидятся.

(В следующей части о делах наших скорбных расскажет оперативный сотрудник)
 
Распечатать   5 660 просмотров